Не оправдал ожиданий

Хуторяне сплотились в борьбе с приезжим соседом.

В редакцию часто приходят письма со словами: «Это мой крик о помощи». Но чтобы «кричали» депутаты – редкость. Ирина Еланцева, народный избранник в Маркинском сельском поселении, говорит, что другого выхода у них просто нет. Никто не может найти управу на подселившегося соседа Саида-Магомеда Курбанова. В хуторе только и разговоров, как бы «не повторилось Ремонтное».

«Топчет нас своими ногами»

Причиной отчаянного противостояния стало то, что владелец 300 коров и около 700 овец выгуливает свой скот на территории посёлка и ближайшей пашне.

– Мы уже и губернатору письмо написали, – говорит Ирина Григорьевна, провожая меня в местный ДК. – Никто нас не слышит и не хочет слышать. Как ходил скот, так и ходит где ему вздумается!

Зал ДК заполнен наполовину, всего человек сорок. Для малюсенького, забытого богом посёлка на границе с Волгоградской областью это много.

– А вы как будете писать? Только про соседа или вообще, про нас? – осторожно спрашивает депутат. – Знаете, тут помимо Саида-Магомеда много ещё всего. 70% жителей – ветераны труда, а ни газа, ни отопления… И детский сад закрыли. И школа на ладан дышит…
– Давайте сначала про соседа, – говорю.

…Курбанов появился в Черкасском полтора года назад. Купил на территории хутора ферму, хотел разводить КРС. Его приезд тогда анонсировал ещё не снятый с поста глава Цимлянского района Владимир Сапонов. Во всеуслышание чиновник объявлял, что новый предприниматель даст людям рабочие места, бюджету – налоги. Но ни того, ни другого не получилось.

Как говорят местные жители, начиная с осени стадо Курбанова, пока «пастухи у Люськи чай пьют», свободно разгуливает либо по хутору, либо на посевах местного ПСХ «Маркинское». Ближайшие пастбища опустошены. Дошло до того, что людям своих коров пришлось пасти на кладбище и возле свалки, где ещё была трава. Поголовье фермера сильно истощено, из-за недостатка сена хозяин зимой выгонял голодную скотину искать пропитание под снегом.

– Причём на нашей территории! – возмущается Галина Сосова, руководитель ПСХ «Маркинское». – Мы раньше своим пайщикам сено давали в счёт оплаты: хутор-то дальний, мясо-молоко никто не привозит, вот люди и живут своим подворьем, что остаётся – продают. Теперь я не знаю, как мы народ запасами на зиму обес­печим: везде пустыни. А он и слушать ничего не хочет. Когда я подходила к нему, он засмеялся мне в лицо и заявил: «А я не могу не пасти скот»!

– Точно его в районе кто-то поддерживает! – закипел народ. – Иначе бы он не пас!
– Именно! Нас за каждую прививку штрафуют, а у него падёж, и хоть бы хны!
– Его скот из нашей речки пьёт!
– Его коровы трутся о наш колодец! Скоро развалят совсем!
– Он своих овец стал на волгоградской территории выпасать! Так его отара всю плотину обтоптала! Пройдут дожди – её совсем размоет! Останется посёлок без воды.

– Чувствуете, какая у людей гражданская позиция? – спрашивает депутат. – Понимаете, мы жили тут своим маленьким анклавом: все или братья-сёстры, или дяди-тёти, кумовья. А он приехал – и будто топчет нас своими ногами. Я не против национальностей, но дойдёт до того, что и мы здесь будем устраивать межэтнические конфликты! У нас и так: газа нет, люди по 50 тысяч вынуждены каждый год за отопление платить. Садик закрыли, санитарка в ФАП приезжает всего два раза в неделю, ближайшая аптека за 50 километров, мобильная связь не ловит. Ещё и этот Саид со своими быками! Накипело, понимаете?

Молва страшнее пистолета

Немного успокоить шумную публику попыталась главный государственный ветеринарный инспектор Цимлянского района Наталья Котлярова. Она отвергла слухи о массовом падеже скота и заверила, что за фермой закреплён ветеринарный врач. 

– Все диагностические и лечебно-профилактические мероприятия мы провели, – объяснила инспектор людям. – Хотя, конечно, пришлось применить административные штрафы. Мне вообще удивительно слышать, что глава района, оказывается, ещё полтора года назад объявил о новой ферме. Потому что нас в известность никто не поставил. По закону, прежде чем завести скот, да ещё в таком количестве, нужно пройти согласование с ветеринарной службой, которая как раз и оценит, есть ли кормовая база для стада, есть ли условия для содержания, водопой. Но мы увидели этих животных де-факто только в январе 2013 года, когда они здесь уже вовсю жили и паслись.

По словам инспектора, после трудной зимовки с дефицитом кормов ферма лишилась двух телят, двух полуторагодовалых тёлок и трёх овец. Но гибель не превысила 1,5% от всего поголовья, что отвечает нормативам.

– Вы поймите, что мы можем действовать только в правовом поле. Мы провели проверки, за нарушения оштрафовали на пять тысяч рублей юридичес­кого владельца фермы, вашу соседку Антонину Скрицкую. Саид-Магомед Курбанов также понёс предусмотренное законом наказание: дважды заплатил штраф по 1 000 рублей. 

Озвученные суммы, видимо, показались народу слишком скромными – зал встретил их гулом неодобрения.
– Умеете только отписки писать!
– Вы запретили пасти и уехали! А мы ничего сделать не можем!
– В следующий раз я его быков выгонять со своего двора не буду – вызову бригаду, пусть на мясо забирают!

Надо признаться, что корреспондент «Крестьянина» во время своего визита не увидела в хуторе ни одного быка. Стадо и отара мирно паслись в пойме реки. Плотина, о которой говорили жители, оказалась насыпью из земли, причём довольно приличной, чтобы по ней могли не только овцы пройти, но и автомобиль проехать. Но края плотины действительно были обтоптаны, и, судя по отпечаткам копыт, животных по плотине перегоняют регулярно. Грязь вокруг плотины страшная, дно заилено. Не удивительно, что неокрепший телёнок застрял тут и, незамеченный пастухом, погиб. Его труп и родил слух о будто бы массовом падеже скота.

Прилетит вдруг волшебник

Чтобы воочию увидеть того самого злодея, топчущего ногами весь черкасский народ, мы вместе с депутатом и ветеринарами отправились на ферму. Навстречу из ветхого сарайчика вышел загоревший и обветренный мужчина в поношенной одежде. Увидев на пороге своего дома нашу делегацию, закурил.

Разговор с ним получился следующий:
– Вот скажите, нам и корреспонденту, вы почему своё стадо на наших сенокосах выпасаете? – начала депутат. – Вам никто не разрешал!
– На каких ваших сенокосах? – удивился Курбанов. – Всё, что можно было распахать, всё распахано.
– Так вы в балке пасёте!
– В балке растёт камыш. Я их там не пасу.
– Правильно! Вы пасёте их в нашем хуторе! А что, не так?
– В хуторе я не пасу. Я вожу скотину на водопой по краю посёлка. 
– Но они не имеют права тут ходить!
– А что они, по воздуху должны летать?
– Да пусть хоть летают… Ваша скотина пьёт из нашей речки, она туда писает и какает!
– Ну и что? Ваша тоже пьёт, писает и какает!
– Ну вы сравнили наши 36 голов и вашу тысячу!
– А какая разница, тридцать голов пьёт или тысяча?
– Большая разница! Они уничтожают нашу плотину!
– Они не уничтожают вашу плотину! Плотина сама размывается водой, потому что у неё отбойников нет! Были отбойники – так вы их все на металл сдали.
– Ой, успокойтесь, – махнула рукой депутат. – На металл сдали ещё до вас! И оно бы так и стояло с божьей помощью, если б ваши овцы не ходили. Это они всё растоптали. Даже кирпичи, которые там лежали, все ваши бараны вытоптали.
– А кто, по-вашему, эти кирпичи туда клал? Я же и клал собственными руками! 
– Ну а когда растоптали? Вы приняли какое-то участие в ремонте? Хоть копейку выделили?
– Что я могу выделить? Я ещё ничего не заработал, сам в долгах. Живу в сарае с детьми. Нет у меня денег. 
– Это ваши проб­лемы!
– Так и плотина – ваши проблемы! – не выдержал Курбанов.
– Тогда не смейте поить свой скот в нашем пруду! – ответила депутат.
– Это не ваш пруд! – возмутился Саид-Магомед. – Я тоже гражданин России, и пруд государственный! И скот я выращиваю для государства! Чтобы налоги платить и люди ели. Я сам его весь не съедаю!
– Ну а что, чисто по-человечески вы помочь не можете? Вы же обещали! – протянула Еланцева. – Ну ладно, спрашивайте, Саша, спрашивайте, что хотели узнать.

Я спросила. Спросила, чем так насолил Курбанов местным жителям, что они готовы обвинить его в любых грехах вплоть до «осквернения святыни» – местного колодца, о который коровы трутся своими телами.
– Тут изначально идёт негатив, – ответил фермер. – Где бы животноводство ни было, негатив всегда будет. Им мои коровы не нужны. Если ферма будет пустая стоять, а я там с ними за забором синячить стану, тогда всем хороший буду... А когда люди работают, всегда будет идти этот негатив.
– Так вы же не даёте работать! – вновь вмешалась депутат. – Места обещали, а не дали!
– А кто-то ко мне просился на работу? – огрызнулся фермер. – В данный момент я, кроме 5,5 тысячи, ничего больше платить не могу. А кто ко мне пойдёт за такие деньги? Еле нашёл двух пастухов, одного из Морозовского, другого – из Целинского района. Из местных никто не хочет. Я сам тут пас! Один!
– Вот именно – тут пас! На землях ПСХ! – воскликнула Ирина Еланцева.

Этот разговор мог продолжаться ещё долго. Но стало ясно: переехавший из соседней области фермер по халатности не оформил дело, как того требовал закон. О будущей кормовой базе с ПСХ «Маркинское» договорился устно. Тогда, и это подтверждает сама Сосова, она была не против, чтобы Курбанов заводил скот на пастбища предприятия. Но стоило стаду (видимо, по безалаберности пастуха) зайти на озимку, как всякая дружба с новоиспечённым соседом была прекращена. Штрафы, отписки милиции, «я пас и буду пасти»...

А тут ещё вдобавок по посёлку ходят слухи, что Курбанов переехал в Черкасский не случайно, а потому, что его «выгнали» из своего посёлка волгоградцы. То же самое пытаются сделать и в донском хуторе.

– Знаете, мне вообще всё равно, где его стадо пасётся, – призналась напоследок Ирина Еланцева. – Если у Сосовой были с ним какие-то договорённости, пусть сами разбираются. Но люди же приходят ко мне: «Ира, помоги». Им и так… Десять лет назад обещали газ провести, уже и деньги выделяли, да предыдущая глава поселения проект потеряла. А тут трубу вести всего 12 километров. Живём как на отшибе, никому не нужны. И с этой плотиной тоже. Приехали к нам люди, посмотрели, сказали – 8,5 миллиона работа стоит. Где нашему бюджету такие деньги взять? Вот и подсыпаем каждый год. В этом году уже два раза. «Маркинское» хоть тракторы в помощь пригоняет. Область денег не даёт, районная власть бездействует, Курбанов заявляет: «Ваши проб­лемы». А уйдёт речка – воды не останется даже в колодцах. Чьи это будут проблемы?

Александра КОРЕНЕВА 
х. Черкасский, Цимлянский р-н, Ростовская обл.
Фото автора

Выразить свое отношение: 
Рубрика: Общество
Газета: Газета Крестьянин