Как лошадь грязь нашла

Одно из семи чудес Ростовской области по-прежнему врачует людей даром

Кто называет его Солёным, кто Пелёнкино. Как правильно – бог весть. На картах страны озерцо размером 800 метров на двадцать не обозначено. Но знают о его врачующей силе во многих уголках России. Сегодня «грязь» ищут всё чаще по навигатору, забив ближайшее село Азовского района Павловка. Там, расспросив местных, куда дальше, а заодно и как лечиться, преодолевают последние километры. Но большинство использует составленный кем-то маршрут из интернета: из Ростова нужно выехать в сторону Азова. В Азове на развилке по указателю повернуть на Ейск.

После железнодорожного переезда дорога поворачивает направо и выводит на кольцо, перед которым стоит большой синий указатель. На нём держим курс на Самарское и проезжаем километров семь. За селом Павловка, после знака «Примыкание второстепенной дороги», свернуть направо на грунтовую дорогу, которая и приведёт к озеру. От себя добавлю ещё один ориентир: после знака

«Примыкание» есть сельское кладбище. На дороги вокруг него съезжать не надо, поворот на заветную грунтовку чуть дальше.

Года три я туда собиралась из журналистского интереса. И вот свезло – оказия подвернулась. Попутчики без проволочек ринулись в «купель», а я, вооружившись фотоаппаратом и диктофоном, – в народ. Нет ничего комичнее и нелепее, чем быть голым среди одетых и «застёгнутым на все пуговицы» на пляже. Но не будешь же интервьюировать людей в купальнике. На удивление от фотокамеры никто не шарахался, а напротив, легко вступали в разговор, охотно делясь своими знаниями.

– Когда-то тут был санаторий, – рассказывает «негритянка» Светлана Петровна из Ростова. – Я приезжаю сюда не первый раз, суставы болят. С собой грязь бесполезно брать, она отмывается только этой водой. Поры хорошо очищает, – поясняет ростовчанка, добавляя порцию маслянистого чёрного «крема» на щёки и лоб. – Тут одна женщина говорила, что приезжает псориаз лечить.

Несколько дней принимает процедуры – на год эффекта хватает.

Над полем подсолнухов взмывает облачко пыли, извещая о прибытии новых страждущих. Серебристый джип с питерскими номерами. Я уже видела на стоянке и московские, и волгоградские, и калмыцкие, и украинские машины, и даже из Республики Коми.

Преданья старины

Будь бы «курорт» не дикий, здесь стоило бы поставить памятник лошади, открывшей целебную грязь. Хотя в анналах истории есть сведения, будто бы сам Пётр I во время двух Азовских походов принимал лечение грязями на этом озерце, а позже целебные дары во­зили ко двору в Первопрестольную. Правда ли? А вот легенду о больной кобыле, относящуюся к восьмидесятым годам восемнадцатого века, сомнению никто не подвергает.

Как гласят преданья старины глубокой, в ту пору правительство делало немало «пожалований за службу». Появлялись частновладельческие поселения и по левому берегу реки Кагальник. Часть из них принадлежала Пелёнкиным и Змиёвым. Основатель многочисленного рода дворянин Яков Петрович Пелёнкин служил в крепости св. Димитрия Ростовского провиантмейстером 12-го класса. Он и основал сельцо Петровское, ставшее его родовым имением. Петровское состояло из Верхнего Пелёнкина (Платоно-Петровка) и Нижнего (Петровка).

Как-то рабочая кобыла из поместья Пелёнкиных сильно повредила ногу. В хозяйстве стала бесполезной, да пристрелить пожалели, просто отпустили на волю. Вскоре заметили, что лошадь забредает по самую грудь в озеро и стоит так часами. А к концу лета абсолютно здоровое животное вернулось ко двору хозяина. Другой летописный случай – человеческий. В начале прошлого века измученный «барской» хворью подагрой волостной писарь Януарий Фролович Дёминский в солнечные дни натирался грязями, купался в озере и за семь лет победил болезнь. Шли со своими недугами к солёному озерцу местные крестьяне. Так, ещё до исследования состава воды и грязи учёными опытным путём дознался народ, что помогает сия природная лечебница при болезнях суставов, кожных проблемах, женских недугах, да и мужских тоже.

Красный курорт

Почти сразу после революции Азовский городской Совет принял решение строить курорт «Солёное озеро». И в 1925 году санаторий заработал. В публикации, посвящённой 145-летию со дня рождения гидрохимика Павла Александровича Кашинского, проводившего исследования на озере, Г. Боранов писал: «К 1928 году курорт включал в себя грязелечебницу с двадцатью ваннами, четырьмя душами пресной воды, двумя «потельнями», двумя грязевыми двориками (сюда вагонетки подвозили лечебную грязь); машинное отделение, электростанцию и водопровод для прес­ной воды из колодца, расположенного в полуверсте, вблизи реки Кагальник, кладовую, ледник с холодильником, сарай-конюшню. Разбили дорожки, обсадили их деревьями. Два жилых корпуса для больных и сотрудников (в одном из них находились амбулатория, красный уголок, контора) располагались по противоположным берегам, соединяясь пешеходным мостиком, разделяющим озеро на «мужскую» и «женскую» половины. Одновременно курорт мог принять на лечение 120 человек. Здесь лечили болезни костей, мышц, суставов, желез, кожные, гинекологические, параличи, невралгии, болезни обмена веществ и прочие. С кожными болезнями купались на концах озера; там имелись кабинки-щитки (защита от ветра), скамьи и деревянные площадки для загорания на солнце».

Ежегодно проходили лечение порядка тысячи человек. Однако просуществовал цивилизованный санаторий недолго. В 1932 году ураганные ветра нагнали с моря в речку Кагальник воды. Под затопление попало не только озеро, но и постройки. К сезону курорт не успели привести в порядок. А в следующем году, памятном на Дону страшным голодом, его не открыли из-за недостатка продовольствия. Местные жители вспоминают, что во время вой­ны возили на озеро раненых бойцов из госпиталя, переведённого в Азов из Белой Глины.

Все эти сведения, обросшие реальными и не происходившими в действительности подробностями можно услышать сегодня от «дикарей» Пелёнкина озера во множестве. Но что абсолютно достоверно – это их личные истории.

Хотите верьте, хотите проверьте

Аня Горчаковская перед фотосъёмкой посетовала, что уже смыла всю «красоту». В этом сезоне азовчанка приехала на озеро второй раз. Какие чудеса творит пелёнкинская грязь, девушка проверила на себе.

– В детстве у меня был сложный перелом руки. Одна кость нормально стала на место, а другая – со смещением, отчего долго не срасталась. Врачи не знали, что делать, собирались уже ломать руку заново. И тут соседка маме про грязи рассказала. Мы тогда на озеро один раз съездили. И домой грязи набрали. Процедур десять сделали, дело пошло на поправку.

Галина Александровна, Анина мама, согласно кивает. И тут же демонстрирует свою ногу. Из-за перелома она сильно опухала. А после грязелечения ничем не отличается от здоровой ноги.

Родственница Горчаковских Татьяна Петровна Пащенко специально приехала из Майкопа окунуться в животворящую рапу.

– Мне уже после первого раза показалось, что я в хорошей бане побывала. Такое облегчение по всему телу, по позвоночнику. Будто веничком попарилась. Из воды выходишь свежий, бодрый. И такое ощущение... чтоб не соврать, недели две держится.

Вспомнили женщины 85-летнюю бабушку, с которой познакомились «на водах и грязях» в прошлом году. Она из Ростова доезжала до Азова, пересаживалась на автобус до Васильево-Петровки, выходила на ближайшей к озеру точке и пешком с сумкой-коляской шла от трассы к своей «Мекке». Да, с такой верой в исцеление, пожалуй, из любой лужи грязь целебной станет. Мои собеседницы загружаются в машину, а я спешу к следующей натуре.

Очень фигуристый ком грязи оказывается молодой мамой Еленой Задоенко. Заговори она в таком виде в мастерской скульптора, удар бы хватил. Ну, правда, впечатление такое, что художнику осталось только разгладить грубые мазки изваяния. Елена приехала с бабушкой, двумя детьми и двумя племянниками из Каменска-Шахтинского. В хуторе сняли квартиру на десять дней. По 200 рублей с человека – вполне бюджетно для такого отдыха-лечения.

– Нам этот «курорт» моя свекровь посоветовала. В молодости она болела по-женски, так её доктор сюда направил: езжай, мол, не пожалеешь. Потом она сына от простуд возила лечить. И мы со старшей дочерью два года подряд неплохо укрепляли здоровье. В прош­лом году пропустили – ребёнок у нас родился.

– А маленькой не вредно?

– Нет, ей тоже надо иммунитет закалить. А то старшая в школу пошла, инфекцию подхватывает – болеют вместе. Единственное противопоказание, насколько я знаю, давление и больное сердце.

Тогда на солнце не стоит находиться. Я всем своим родственникам, всем знакомым рекомендую Пелёнкино. Как говорится, хотите верьте, хотите проверьте.

Помимо торчащих по пояс или по шею в воде, к которым так просто не добраться, обхожу стороной погружённых в полиэтиленовые мешки с грязью. Не хочется нарушать их сосредоточенную медитацию. Я лучше к обитателям двухкомнатной палатки схожу, из которой разносится по округе аромат овощного рагу, булькающего на примусе. Пытаясь обогнать двух пенсионеров, невольно подслушиваю:

– Ты на ту сторону к камышам иди. Плавки снимешь и прям поглубже в муляку садись, там под ней маслянистая твёрдая грязь начинается. Вот так несколько раз посидишь – как кролик будешь.

Тёща с козами

Да, гости из Весёловского района – туристы бывалые. В палатке, накрытой сверху для прохлады камуфляжной сеткой, есть всё для комфорта. Мешкаюсь у входа на «веранду»: ра­зуваться или нет? Всё-таки ковёр лежит.

– Заходите в сланцах, – разрешает хозяйка Ирина Петличенко.

Стол, стулья, подобие тумбочки с запасом консервов и концентратов, у стеночки штук пятнадцать пятилитровок с чистой водой. Василий Викторович её в роднике набирает где-то неподалёку.

Петличенко знают всю округу.

– Уже пятый год приезжаем сюда на две недели. Пенсио­неры, но работаем. У мужа остеохондроз. Раньше по три раза в год на больничный уходил, прокалывали, а эффекта стойкого не было.

После грязей в больницу не обращаемся. Я от варикоза избавилась. Мы давно про это место знали. Ещё мама моего мужа, когда ему лет 7-8 было, приезжала сюда ноги лечить. Года три подряд попринимала грязи, потом бегала. А нас она направила на озеро 36 лет назад. Меня во время первой беременности ревматизм замучил. Мазать нельзя, таблетки пить тоже, ночами плакала. Когда родила, свекровь, дай бог ей здоровья, малышку у себя оставила, а нас с мужем вдвоём отправила. И тогда она сказала: «Посмотрите реакцию на грязь. Намажете, если сразу покраснеет кожа, значит, вам грязь нельзя принимать, она для вас сильная, просто купайтесь». Так мы месяц здесь жили, купались, и всё прошло. Я на десять лет вообще про свой ревматизм забыла – ни ноги, ни руки не крутили. Когда девчонки росли, не получалось уже вырваться на озеро.

– А зачем вам такая большая палатка?

– Так к нам гости приезжают. Вот Васину сестру с мужем ждём.

– Вы сюда недели через две приезжайте, – подключается Василий Викторович. – Моя тёща с козами тут будет.

– Ну да, у брата машина с фургоном. Он маму с хозяйством и привезёт. Ей коз не на кого оставить. Она в прошлом году бизнес тут сделала. Тысячу шестьсот на молоке уторговала, мёда на зиму себе купила.

Прощаюсь с эти домом, иду к следующему. Навстречу женщина с девочкой, ведро несут.

– Кукуруза! Кукуруза!.. Горячая кукуруза!..

– Вы местные?

– Местные, – женщина опасливо поглядывает на мою аппаратуру. – Ой, нет, я себя называть не хочу и ничего говорить не буду.

Ну, что ж, не будем палить эту локальную «оффшорную» зону. Пусть торгуют беспошлинно. Жителям Павловки какой-никакой гешефт, приезжим – сервис. А большего и не надо – практически всеобщее мнение. Пусть лучше всё так остаётся. Не ровён час толстосумы доберутся – пропал тогда народный курорт.

Людмила ВОРОБЬЁВА

Выразить свое отношение: 
Рубрика: ЗдоровьеОбщество
Газета: Газета Крестьянин