Деньги – АККОРу, земли – поселению

С какими предложениями фермеры юга России поехали на всероссийский съезд 

На этой неделе в Москве проходит 28-й Всероссийский съезд Ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств. Накануне мероприятия фермеры юга России рассказали «Крестьянину», с чем и зачем едут в столицу.

– Наша главная цель – остановить бегство селян в город, опустение сельских населённых пунктов. Это – задача государственного уровня, – говорит глава АККОР Ростовской области Александр Родин. – С 1998 года в России создаются крупные агрохолдинги «от поля до прилавка», скупают земли, сокращают число занятых в сельском хозяйстве и в конце концов приводят малые сёла к вымиранию.

– Ещё недавно в колхозах, в селе количество работающих составляло 800-1000 человек, а сейчас в холдингах работает всего 80-100, из них 30-40 сторожей. Где остальные? В городах на заработках, – говорит глава Ставропольской АККОР Виктор Пыленок. – Да, современная сельскохозяйственная техника хороша, один современный трактор, комбайн, заменяет три-четыре устаревших. Вопрос: куда деваться высвобожденным механизаторам? Кто думает об этом? На какие средства будет жить семья высвобожденного механизатора? 

Рецепт, по которому следует лечить деревни от опустения, за 28 лет существования АККОР не изменился: государству следует делать ставку не на агрохолдинги, а на малые формы хозяйствования. Только они могут обеспечить занятость и удержать человека там, где он родился.

Чтобы устранить перекос в господдержке – когда большие средства вливаются в агрохолдинги и меньшие – в КФХ и ЛПХ, АККОРы Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского краёв выработали ряд предложений.

Главное – земля 

Первый блок предложений касается земельных вопросов. Земля – главный ресурс, за который конкурируют фермеры и агрохолдинги. И успех пока именно на стороне крупных сельскохозяйственных предприятий.

Одно из главных предложений АККОРа касается размера земли, которая может быть передана в одни руки. В Ростовской области, например, эта норма составляет 10% от всех сельхозземель в районе. В нескольких районах Краснодарского края латифундистам позволяется иметь до 50% районной земли.

– Эти 10% следует высчитывать от площади не районных, а поселенческих сельхозугодий, – говорит зампред Кубанской АККОР, член комиссии Общественной палаты РФ по вопросам АПК и глава КФХ «Тёплый стан» Александр Шипулин.

Для тех же, кто имеет землю, но самостоятельно её не обрабатывает и в поселении не живёт, АККОР предлагает установить предел в размере 5%. Всё, что свыше, должно быть отдано в поселение, распределено между местными жителями, которые намерены на этих участках работать.

Следующее «земельное» предложение выросло из вполне конкретной проблемы, о которой мы писали («Не взлетим, так попользуем», № 44 от 02.11.2016). Министерство обороны бесплатно отдало в пользование три своих полевых аэродрома, которые возделывались аграриями или использовались селянами под выпасы, одному и тому же КФХ – по принципу «кто первый заявил – тому и отдали». Фермеры нашли в этом принципе коррупционную составляющую и намерены просить законодателей изменить правила.

– Участок должен быть отдан в безвозмездное пользование поселению. И пусть уже оно устраивает конкурс и зарабатывает деньги на аренде этих угодий, – говорит герой нашей публикации и член АККОР Олег Хорунженко.

Это же правило, считают в ассоциации, должно действовать в любых ситуациях, когда высвобождают сельхозугодья, – судьбу земли должна решать администрация поселения.

Чтобы остановить экспансию агрохолдингов, которые переманивают пайщиков или выигрывают конкурсы благодаря неподъёмной для фермера арендной плате, АККОР предлагает ввести законодательное ограничение и на неё. Не более трёх размеров земельного налога – такой, считают фермеры, будет справедливая плата за пользование сельхозземлёй.

Наконец, самое главное – чтобы право распоряжаться землёй всегда было у сельхозпоселения, а не у района или субъекта РФ. Это, во-первых, наполнит бюджет поселений, а во-вторых, не позволит чиновникам высокого ранга «банковать» сельхозугодьями.

С этим связано ещё одно предложение – скорее, организационное, а не «земельное». Было бы справедливо, по мнению фермеров, отдать в бюджет поселения и арендную плату за участки, и земельный налог, и весь НДФЛ.

Особая миссия на съезде будет у Ставропольской АККОР. «Крестьянин» писал, что в прошлом году был принят краевой закон, увеличивший минимальный размер выдела участка до 2 500 гектаров земли. Нововведение власти объяснили желанием сохранить крупные хозяйства и не допустить рейдерских захватов земли. Фермеры Ставрополья были единодушны: изменения в законе направлены против фермеров и на «закрепощение» владельцев земельных паёв. Так что главная цель у ассоциации – добиться отмены несправедливого закона.

А вот аграрии Крыма, напротив, будут бороться за то, чтобы законы работали. После присоединения к России полуострова КФХ было дано распоряжение получить новые документы на землю и объекты инфраструктуры, которые использует хозяйство. Многие фермеры погрязли в бюрократии и признаются, что пока «не получается ничего, только взятки давать».

Субсидии и животноводство

Дальше следует заняться государственными субсидиями, которые идут на поддержку фермеров и сельхозпредприя­тий. Здесь задача – сохранять занятость людей, а не гнаться за показателями, уверены в АККОРе.

Первое предложение касается несвязанной господдержки, которая по инициа­тиве федерального Минсельхоза будет реформирована. Ростовской области, Краснодарскому краю и ряду других регионов общий объём субсидий намерены уменьшить, поскольку считается, что производство растениеводческой продукции в этих регионах имеет хорошую рентабельность. Власти Дона и Кубани, в свою очередь, не раз говорили о том, что намерены привязать несвязанную поддержку к животноводству. 

– «Погектарку» нужно дифференцировать иным способом – в зависимости от погодно-климатических условий. Пусть те хозяйства, где объективно невозможно получить высокие урожаи, имеют большую субсидию. Там же, где рентабельность предприятия и так высокая, достаточно выплачивать меньшую дотацию на гектар, – говорит Родин. – А животноводство поддерживать нужно, но другими программами.

Хорошо зарекомендовали себя, по мнению ассоциации, гранты начинаю­щим фермерам и семейным фермам. Александр Шипулин уверен, что малые фермы государству обходятся дешевле молочных или мясных агрокомплексов. В пример он приводит фермера Василия Ляшенко из Павловского района. Благодаря гранту в 21 миллион рублей Василий Григорьевич построил молочную ферму на 400 голов. Получается, государству каждое скотоместо обошлось всего в 50 тысяч рублей.

– На крупных молочных комплексах стоимость одного скотоместа перешагнуло за миллион. А в КФХ, если даже суммировать все собственные затраты фермера, всё равно выйдет в два-три раза дешевле, – говорит Александр Родин.

В АККОРе считают, что компенсировать капитальные затраты в животноводстве следует только малым хозяйствам. Сейчас условия для получения этой субсидии такие, что претендовать на неё могут в основном крупные предприя­тия.

– Многие ЛПХ могли бы зарегистрироваться в качестве сельхозтоваропроизводителя, но не делают этого, потому что налоговые сборы выше господдержки, – говорит Родин. – А представьте, если бы компенсацию капзатрат могли получить даже мини-фермы от 5-10 голов? Тогда бы даже рядовая сельская семья могла создать приличные скотоместа, отвечающие всем санитарным требованиям.

Ассоциация предлагает установить «верхний предел» для получателей такой субсидии. Молочная ферма должна иметь голов не больше, чем положено в данном поселении по нормам выпаса.

Также АККОР предлагает обязать землевладельцев, обрабатывающих более 100 га, засевать как минимум 10% площади многолетними травами. Это обеспечит местных животноводов кормами и улучшит структуру почв.

Финансовые инструменты и оценка

Животрепещущий вопрос для КФХ – кредиты. АККОР скептически относится к уверениям чиновников, что фермерам предназначено как минимум 20% государственных субсидий на льготные кредиты.

С сожалением констатирует ассоциация, что ни один фермер-ИП не попадёт под программу льготного кредита по линии Корпорации развития малого и среднего бизнеса по ставке 6,5% – хотя бы потому, что такой кредит предназначен только юридическому лицу, а ИП таковым не является.

– Жёсткие условия по выручке и другим требованиям отсекают 90% фермеров от возможности получить кредит через эту корпорацию, – говорит Александр Родин.
Александр Максимович предлагает вернуть в Россию систему, которая существовала после выделения «силаевского миллиарда», – отдать функцию распределения денег фермерской ассоциации, фонду «Российский фермер». По мнению АККОР, 30% всех средств, что идёт на поддержку малого и среднего бизнеса, нужно зарезервировать именно для сельского хозяйства и перечислять их фонду.

– Следует также установить пороговые значения для получателей господдержки. Не должны быть адресатами субсидий предприятия, чья годовая выручка превышает 120 миллионов рублей, а также хозяйства, входящие в вертикально интегрированные агрохолдинги, – говорит Александр Родин.

Последнее предложение АККОР юга России – стратегическое. Заключается оно в том, чтобы оценивать губернаторов, глав районов и других должностных лиц по тому, насколько благоприятные условия сложились в селе для ведения бизнеса. Первый такой мониторинг АККОР уже провела. В таблице регионов учтены рост или убыль населения в сельских территориях, количество действительных и опустевших населённых пунктов, рост и убыль КФХ, а также объёмы сельхозземель, которые они обрабатывают. Данные брались за последние пять лет.

В этом рейтинге на первом месте оказалась (если не брать «новые» Крым и Севастополь) Кабардино-Балкарская Республика, на втором – Алтай, а на третьем – Краснодарский край. Ростовская область стоит только на 29-й позиции.

– Эффективность власти нужно оценивать по приросту фермерских хозяйств, по охвату КФХ и ЛПХ кооперацией, – заключает глава Ростовской АККОР. – Иными словами, по тому, как власть восстанавливает полнокровную жизнь в сельской местности.

Александра КОРЕНЕВА

Выразить свое отношение: 
Рубрика: Сельское хозяйство
Газета: Газета Крестьянин