Дадут ли Ханскому озеру шанс?

Жемчужина Кубани напоминает сегодня большую грязную лужу

У самого Азовского моря, на берегу Бейсугского лимана, в окрестностях станиц Ясенской и Копанской, находится степное Ханское озеро. Оно отделено от лимана длинной узкой песчаной пересыпью. Площадь Ханки около десяти тысяч гектаров. Если верить легенде, это удивительное озеро открыл для мира крымский хан Шахин-Гирей. Сотни лет назад, когда территория Кубани принадлежала Крымскому ханству, великий и могучий хан Гирей, объезжая владения, остановился отдохнуть возле никому не известного озера. Присел на берегу, погрузил больные ноги в странную солёную глину и незаметно для себя заснул. А когда открыл глаза, был поражён: почувствовал себя помолодевшим – солёное озеро вернуло ему силы. Хан был настолько впечатлён эффектом, что приказал построить на берегу озера дворец, куда стал часто приезжать и принимать лечебные грязевые ванны. И повсюду разнеслась слава о волшебном Ханском озере – так его стали называть.

Как известно, легенда на пустом месте не рождается. И она правдива в том, что грязи Ханского озера имеют чудодейственные свойства. Не случайно ейский бальнеологический курорт, где их используют, славится высокоэффективным лечением опорно-двигательного аппарата и многих других заболеваний.

Летом Ханское озеро сильно мелеет. Его горько-солёные, высокоминерализованные воды содержат большое количество магниево-натриевых и сульфатно-хлоридных веществ.

Концентрация солей в разные периоды меняется в зависимости от поступления пресной воды. Случается, что в засуху до 96 процентов воды испаряется, и тогда глубина Ханского около пяти сантиметров. Ещё несколько десятилетий назад на обмелевшем озере добывали поваренную соль, которая тонким слоем покрывала дно. И многие учёные считали, что по содержанию целебных микроэлементов соль Ханского озера не уступала (а может, и превосходила) знаменитое Мёртвое море в Израиле.

И соль, и грязи

Рассказывает старожил посёлка Ясенская Переправа Георгий Хоренко: «В голодные послевоенные годы Ханское озеро спасало людям жизнь. Мы, дети, там гребли соль. Рано утром делали копанки – подобие грядок, окружённых глиняным валиком. В этих копанках собиралась рапа – солёная озёрная вода. А через пару дней там оседала соль, и мы гребли её деревянными скребками. Могли за день набрать и два ведра! И соль была такой кристально чистой, какой я больше никогда не видел. Стакан белоснежной ханской соли можно было продать за 90-100 рублей – по тем временам большие деньги. А ещё жители окрестных хуторов и станиц на нашу соль меняли хлеб, зерно и рыбу. Торгаши впрягали в тележки быков и коров и ехали к нам прямо через обмелевшую Ханку. А в половодье, когда воды прибывало, к нам лодками везли зерно на элеватор. Летом, хоть и было в Ханке очень мелко, ребятня плескалась в озере. И пускай солёная вода щипала каждую царапину, зато любая ранка быстро заживала».

Таким ещё недавно было озеро

И всё же популярность Ханское получило благодаря своим целебным грязям. Их основные залежи были вблизи устья реки Ясени, которая впадала в озеро. Первый химический анализ ханской грязи, сделанный в 1913 году, показал, что в её состав входят различные карбонаты и сульфаты, хлориды магния, натрия и кальция. И в 1921 году в Ейске была открыта грязелечебница. В санатории «Ейск» и сейчас используют грязи для лечения опорно-двигательного аппарата. Но их давно уже берут не из Ханского озера. Устье Ясени пересохло из-за многочисленных дамб, перегородивших реку, и месторождение погибло. Грязи стали добывать недалеко от станицы Копанской, в балке Глубокой. Хотя и это грязевое месторождение уже пересыхает. Балку «по частям» продали каким-то частникам. Вроде, они собирались разводить гусей и перекрыли сток в балку окрестным талым водам. 

Былой красоты и жизни нет

Ещё лет пятнадцать назад уровень воды в Ханке хоть менялся в разные сезоны, но оставался относительно стабильным за счёт того, что озеро сообщалось с Бейсугским лиманом.

Однако из-за сильных штормов протоки, соединявшие озеро и лиман, оказались забиты песком и ракушечником. И к 2009-2010 годам это привело практически к полному высыханию озера. Но старожилы помнят Ханское другим – когда озеро вдруг стало полноводным и в него пришла рыба. В 1997-1998-м сильно поднялись грунтовые воды. В окрестностях случилось подтопление. Для ликвидации стихийного бедствия «КубаньВодПроект» разработал систему сброса вод с подтопленных территорий. Было построено более 72 километров водосбросных каналов в Ханское озеро. Оно стало быстро заполняться, но уровень воды поднялся так, что начало топить Ясенскую Переправу. Чтобы спасти посёлок, решили прорыть четыре канала из Ханки в Бейсугский лиман. И тогда в озеро, вода в котором уже сильно опреснилась, впервые зашла на нерест рыба из лимана. Большей частью – пеленгас. Как вспоминают жители, почти четыре года глубина Ханского держалась до полутора-двух метров, и рыбы было очень много. Но так как озеро расположено выше Бейсугского лимана, вода начала постепенно уходить, а рыба – гибнуть. Да и само озеро сегодня умирает из-за десятков дамб, которые превратили впадающие в Ханку реки в цепь запруд. Пресная вода до устья той же Ясени практически не доходит. А той, которая стекает в Ханское во время паводка, поступает с осадками и нагонной волной, для жизни озера недостаточно. Оно всё чаще полностью пересыхает.

И хотя Ханскому озеру присвоен природоохранный статус памятника природы, его уникальность всё чаще сочетается со словом «было». Ханское было ключевой орнитологической территорией. Здесь гнездилось огромное количество птиц, в том числе краснокнижных. Были колонии кудрявых пеликанов – крупнейших на Северном Кавказе. Но пересохли озеро и плавни – исчезла кормовая база. А ещё это место было богато редкими видами растений. Былой красоты и жизни на Ханке больше нет. Сегодня озеро погибает и напоминает большую грязную лужу.

Погубила алчность

Отчаявшись ждать конкретных шагов от организаций, которые по долгу службы должны бы предпринять попытку спасти жемчужину Кубани – Ханское озеро, общественные организации «За жизнь мира» и «Кубанский фонд» в течение десятка лет обращаются в Южный научный центр Российской академии наук и краевой природоохранный департамент, к депутатам Ейского района. Защитники природы уверены, что роковую роль в судьбе Ханки сыграло необдуманное вмешательство человека, и предлагают программу спасения уникального озера. И первым делом восстановить засыпанные протоки, когда-то подпитывавшие озеро из Бейсугского лимана. Самое время сказать о чудовищном открытии, к которому пришли защитники природы. Озеро, которое питалось пятьдесят на пятьдесят водой из степных рек и Бейсугского лимана, погубила человеческая алчность. Началось с того, что организация «За жизнь мира» пригласила специалистов осмотреть перешейки между Бейсугским лиманом и Ханским озером. Гидротехникам нужно было замерить уровни воды, чтобы стало ясно, сможет ли она перетекать в Ханку. Но оказалось, что узкая горловина, соединявшая Бейсуг с Ханкой, перекрыта песчаной дамбой. Чтобы намыть такую, морю понадобились бы сотни лет. Зато один из местных старожилов рассказал, как однажды ландшафт был в одночасье перекроен… бульдозером. Когда после сильного шторма в озеро попало из лимана несметное количество рыбы, ловкие люди засыпали протоки, чтобы добыча не ушла назад. Рыбу, вспоминает, можно было из озера руками брать, и лишь ленивый ею не торговал. Но пришла летняя жара, и озеро резко обмелело. Рыба стала погибать – на подходе к Ханке впору было противогазы надевать. Клубок в прямом и переносном смысле дурно пахнущей истории защитники природы начали раскручивать, потянув за ниточку, которой оказалась рукотворная насыпь, перекрывшая протоки, подпитывавшие озеро из Бейсугского лимана. Впрочем, есть другое мнение. Жители Ясенской переправы говорят, что это море занесло ракушкой прорытый в наводнение канал. Но то и другое пошатнуло аргументы тех, кто утверждал, что озеро пересыхает в результате естественной цикличности и «умирает естественной смертью».

Так или иначе, механизм уничтожения Ханского озера был запущен руками человека. Нагонной волны с Бейсугского лимана для жизни озера недостаточно. А впадающие в него степные реки сами стали зоной экологического бедствия. 

Механизм уничтожения озера был запущен руками человека

К согласию не пришли

Призыв особо осторожных «не делать резких движений» не означает не делать их вообще. И члены организации «За жизнь мира» продолжали действовать. По приглашению настоя­теля Свято-Покровского храма станицы Копанской отца Димитрия «на место» приезжали из Краснодара доцент кафедры комплексных систем водоснабжения Кубанского аграрного университета Валентин Гринь и генеральный директор проектной организации «РосИнтеко» Роман Тесленко. Им предстояло оценить целесообразность проектирования гидротехнических сооружений для заполнения водой умирающего от жажды озера. На совещание «на природе» приглашали председателя депутатской комиссии по социально-экономическому развитию Ейского района и известного ейчанам специалиста по берегоукреплению кандидата географических наук Юрия Артюхина, который говорил о неизученности тектонических процессов в Бейсугском лимане. К согласию так и не пришли. «Здесь должен быть заказник! – настаивал отец Димитрий. – Что если очистить от наносов ила дно озера? А если привлечь экологов-добровольцев и откопать хотя бы некоторые из родников, питавших озеро? А если...» Присутствуя при споре науки и общественности, вспомнила:

«Кто хочет добиться результата – ищет возможности, кто нет – причины».

В последние годы всевозможные природоохранные, научные, контролирующие (их не один десяток) организации перевели много бумаги на составление актов и заключений об «отсутствии действенной охраны озера и прилегающей к нему территории». Бессчётное число раз говорили о необходимости научных изысканий. Не раз и не два общественный экологический совет при губернаторе призывал власти принять экстренные меры для спасения Ханского озера, которое на протяжении десятка лет переживает экологическое бедствие. Общественный экологический совет и Экологическая вахта по Северному Кавказу обращались в минприроды Краснодарского края с предложением разработать проект восстановления нарушенной экосистемы Ханского озера и его сообщения с Бейсугским лиманом и как можно быстрее начать такие работы. В 2016-м на заседании Общественного экологического совета, посвящённого проблемам Ясенской косы, Бейсугского лимана и озера Ханского, состояние особо охраняемого памятника природы признано критическим.

«Креативные» решения

Но и сейчас чиновники из природоохранного департамента края ограничиваются констатацией экологического бедствия. Несмотря на то что шансы спасти Ханское озеро стремительно тают, власти не предпринимают конкретных мер. Прошло три года с тех пор, как общественный экологический совет при губернаторе призвал краевое минприроды «сформировать рабочую группу с участием общественности и инициировать подготовку проекта по водообеспечению озера Ханского». Никто ничего не «инициировал». Зато, дождавшись экономического кризиса, когда денег в краевом бюджете не хватает на самое необходимое, чиновники заговорили о запредельно дорогих проектах. «Кубаньводпроект» оценивает инженерные изыскания для уточнения целесообразности подпитки озера морской водой в 5,9 миллиона рублей! Общественные экологи считают эту цифру завышенной в десятки раз и советуют обратиться к уже наработанным документам в архивах «Кубаньводпроекта». А чтобы уточнить, насколько эффективны будут водопропускные каналы для подпитки озера, достаточно провести геодезические работы. Стоимость их, по подсчётам общественников, в пределах 100-150 тысяч рублей, да и займёт не больше двух недель.

«Встряхнувшиеся» в Год экологии чиновники из минприроды тоже, судя по всему, витают в облаках. Рассматривают довольно экзотический способ очистки озера от ила с помощью особых микроорганизмов. Сомнительный эксперимент обойдётся около 4 миллиардов рублей. И не факт, что будет успешным – в мире нет примеров использования такого метода для крупных водоёмов, к тому же с солёной водой. И это называют только первым этапом, а на втором предлагают не менее «креативное» решение. Создать в устье реки Ясени от двухсот до трёхсот самоизливающихся скважин глубиной 100-200 метров. Вода из них, предположительно, должна «самотёком подпитывать низовья реки и пополнять озеро Ханское». Похоже, «разбуженные» президентом специалисты действуют в традициях быстрого зарабатывания денег на дорогостоящих экспериментах и проектах. Отметают наиболее простые, естественные и менее затратные меры по спасению умирающего озера. Вариант демонтажа хотя бы части дамб на Ясени не рассматривается вовсе. Расчищать протоки, которые некогда соединяли озеро и плавневую зону, в министерстве тоже «не считают целесообразным».

И всё же не скажу, что круг замкнулся. Защитники природы связывают надежды с тем, что в Краснодарском крае разработан план мероприятий по расчистке в 2017 году азовских лиманов и других природных водоёмов. Мероприятия по их углублению и зарыблению проводят и в рамках целевой программы «Развитие водохозяйственного комплекса Российской Федерации в 2012-2020 годах». Это нужно использовать как шанс на спасение уникального Ханского озера. И прежде всего, углубить русла впадаю­щих в озеро рек и провести ревизию многочисленных дамб и запруд. Тогда и станет ясно, целесообразны ли затраты на углубление протоков между Ханским озером и Бейсугским лиманом. Но пока растянувшаяся на десятилетие переписка защитников погибающего от жажды озера с различными организациями напоминает затяжной консилиум у постели умирающего. Если так пойдёт, спасать будет некого.

…Весной, после дождей и таяния снега, глиняное «блюдце» озера какое-то время удерживает собранную воду. Тогда у Ханки, как у тяжелобольного, снова появляется надежда.

Которая снова не оправдается?

Татьяна ШЕКЕРА

Выразить свое отношение: 
Рубрика: Экология
Газета: Газета Крестьянин