Как распыляли потенциал фермерства

Невостребованные земли прикарманивали столоначальники, крупный бизнес и криминал

История становления фермерства в России неразрывно связана с земельной реформой. Не будь реформы – не было бы никаких фермеров. Земля перешла к ним через крестьянские земельные доли, и, как показало время, другого пути к свободному хозяйствованию не было и быть не могло.

Судьбы земельных долей похожи на судьбы их собственников, которым они принадлежали, принадлежат или должны были принадлежать.
«Крестьянин» продолжает проект, посвящённый тридцатилетию фермерского движения, рассказом о невостребованных земельных долях. Какова их роль в аграрных преобразованиях на селе? Как сам факт существования невостребованной земли сказался на возможном развитии индивидуального производства?

Бред оказался живучим

Десять лет назад в репортаже из Госдумы наш собкор Александр Демидов передавал статистику дискуссии об очередных поправках к закону «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Выступающие депутаты утверждали, что на тот момент треть земельных долей принадлежит конкретным лицам, которые являются арендодателями. Ещё треть фактически потеряла владельцев за их выбытием. А последняя треть скуплена крупным капиталом с грубым нарушением законов для последующей перепродажи.

Примерно 25 млн га, приходящихся на земельные доли, использовались без соответствую­щих документов. Фактически это был самозахват. Такая ситуация позволяла манипулировать земельными долями, что могло привести к обезземеливанию предприятий и фермеров. Имелись в виду невостребованные доли, которые можно было перемещать на полях куда угодно и как угодно... («Что делать дальше с земельной реформой», «Крестьянин» № 15, 2009 г.).

О том, как это происходило на практике, рассказал фермер из Ейского района Краснодарского края за «круглым столом» в ИД «Крестьянин» 11 июля 2012 г.
«Земельный участок размером 10 га был предоставлен для организации КФХ «Катюша» ещё в начале девяностых. Почти 17 лет фермерское хозяйство использовало выделенный участок. Как вдруг узаконенная земля превратилась в невостребованные земельные доли. Как? Что за бред? Но бред оказался живучим.

Председателю обидно: вот она рядом, невостребованная земля, но в аренду не возьмёшь. С другой стороны, её общипывает криминал

Некто захотел купить поле размером 25 га, но смог купить только 15 га, потому что прямо посредине поля находились 10 га, принадлежащие КФХ «Катюша». Чтобы прибрать их к рукам, придумали, что как раз там и располагаются невостребованные доли. Нашли людей, которые якобы являются собственниками этих долей. Отмежевали выделенный почти 17 лет назад участок. И отобрали. И вот вам новый приём отъёма земли: рейдерский захват с использованием невостребованных долей...» («Земельные доли. Заберут? Или не отдадут?», «Крестьянин» № 30, 2012 г.).

Между тем предлагались радикальные меры. То есть возврат к нулевому варианту: национализация невостребованных земельных долей с целью последующей передачи их в аренду от имени государства. Предложение не прошло, и слава богу. Можно представить, что произошло бы с этой землёй при тотальной коррупции и гарантированной безнаказанности в земельной сфере.

«Крестьянин» выступил против национализации «беспризорных» земельных долей. Ведь земельный фонд реформой был перераспределён в пользу граждан для создания нового типа сельхозпроизводителя – индивидуального фермерского хозяйства. Логика реформы требовала исходить из его интересов. Следовательно, невостребованная земельная доля при установленном факте отсутствия её собственника и его наследников должна была перейти к тому, кто имел право на получение доли, но кого по той или иной причине обделили. В массовом порядке такое решение придало бы новый импульс фермерскому движению. Однако государство поддержало с помощью невостребованных долей местное самоуправление («Поправки к мёртвому закону», «Крестьянин» № 12, 2010 г.).

Проблема оставалась актуальной

Как это ни странно, но проблема невостребованных земельных долей обозначилась практически сразу после приватизации земли. Уже в 1995 г. 
правительство постановлением № 96 установило порядок использования «беспризорных» долей. А на следующий год указ президента № 337 уточнил их судьбу. Если их собственники не объявились, хозяйство могло снимать урожаи с невостребованной земли три года. Потом ещё три. А дальше закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» после 27 января 2003 г. давал шесть месяцев на раскачку, затем выдел и перевод через суд в собственность муниципалитетов.

Как известно, исполнение этого закона было многократно провалено. И через 20 лет после раздела земли колхозов и совхозов на доли проблема невостребованности значительной их части оставалась актуальной во всех сельскохозяйственных регионах страны. Так, по данным донского минсельхоза на 1 апреля 2010 г. в области оставалось 12,6 тыс. невостребованных долей. А это 196,5 тыс. га. Из них 136 тыс. га были переданы в собственность местных властей. Остальные 60 тыс. га ожидали своей участи.

Например, в Верхнедонском районе «сиротами» пребывали 3,2 тыс. га, в Каменском – 2,3 тыс., в Семикаракорском – 2 тыс. Ну и так далее.

Насколько соответствовали действительности эти данные, если, скажем, Родионово-Несветайский район вообще не был упомянут? А в распоряжении «Крестьянина» находилась справка, из которой следовало, что площадь невостребованных долей на территории района составляет не 235,1 га, а в 10 раз больше. И вместо того чтобы перевести в судебном порядке невостребованную землю в муниципальную собственность, глава района исключил землю из невостребованной и передал её в районный фонд перераспределения. Откуда передал её в аренду родственнику, что является неосновательным обогащением.

Так распылялся возможный потенциал активизации фермерского движения («Лицом к лицу с земельной долей», «Крестьянин» № 20, 2010 г.).

Фермер выдержал. Три земельные доли бывшей доярки наконец-то у него...

Невостребованное состояние

На власть надежды не было. Наиболее упорные фермеры решали проблему невостребованной земли самостоятельно за свой счёт. Как Владимир Тишин. Ветеринарный врач в Ставропольском НИИ проводил успешные опыты на генетичес­ком материале овец. И мог за 10 лет до англичан клонировать нашу овечку Долли.

Но однажды ветеринарный врач стал не нужен. И супруги решили организовать КФХ. Вот тогда-то они почувствовали на своих земельных паях когтис­тую лапу краевой краснодарской власти. Доморощенный закон разрешал выделять в счёт земельных долей не менее 200 га. А у них три доли, всего 15 га. Краевой закон был явно направлен против фермеров. Когда здравый смысл возобладал, закон о 200 га отменили, супруги выделили 15 га и зарегистрировали КФХ.

Первый год хозяйствования на своей земле принёс удачу. С 15 га сняли 96 тонн зерна. По 64 центнера с гектара. Появилась возможность купить землю.

Фермер нашёл список лиц, земельные доли которых числились невостребованными. Среди них бывшую доярку, у которой было три земельных доли. Доярка жила с матерью на Украине натуральным хозяйством без гражданства и без денег. А в России у неё числилось целое состоя­ние из трёх долей, за каждую из которых фермер был готов выложить 100 тысяч рублей. И начались двухлетние мытарства. У доярки свидетельства на землю на руках, а в списках нет отметки, что свидетельства выданы.

Отмежёванный участок наложился на какой-то другой. Какой – неизвестно. И протокол общего собрания подозрительный. И даже решение Павловского районного суда для краевой кадастровой палаты не указ. Это надо было выдержать. Фермер выдержал. Три земельные доли бывшей доярки укрепили производственную базу.

Следующего собственника невостребованной земельной доли даже не надо было искать. Он жил в станице на соседней улице и 15 лет не ведал о том, что у него есть земля.

А те, кто знал, помалкивали. Фермер взял генеральную доверенность у новоявленного собственника на оформление его доли и вновь пошёл по замкнутому кругу, преодолевая расчётливо воздвигнутые препятствия. Пока то да сё, доверитель умер. Пришлось фермеру повторить свои мытарства с наследником умершего, чтобы приобрести невостребованную землю.

Между тем краснодарская краевая власть, вместо того чтобы проявлять такую же настойчивость в поисках собственников невостребованных земельных долей, установила срок 90 дней для их самоявки. А поскольку они не явились, краевой департамент вбухал 80 млн руб. в межевание и формирование участков в счёт безымянной земли с целью прибрать её к рукам. Хотя закон не предусматривал права собственности субъектов РФ на невостребованную землю.

Так столоначальники прикарманивают земли, потерявшие своих хозяев («Невостребованные», «Крестьянин» от 03.08.2011 г.).

Схема хищения такова

Председатель одного из СПК считает, что в Лабинском районе Краснодарского края действует ОПГ. Схема хищения невостребованных земельных долей, на его взгляд, такова.

Находят подходящего человека. Соблазняют возможностью оформить на него земельную долю за вознаграждение. У ОПГ есть старые бланки свидетельства на землю.

Выписывают на человека свидетельство, и он тут же подписывает доверенность на другое лицо, которое выделяет долю в натуре и продаёт участок.

Это выяснили через протокол общего собрания дольщиков сельхозкооператива. В протоколе обнаружили людей со стороны. Эти люди никогда не работали в колхозе, ставшем СПК, и права на получение земли не имели. Тем не менее они каким-то образом попали в список собственников невостребованных земельных долей, утверждённый общим собранием.

ОПГ работает с размахом. Извещает администрацию Краснодарского края о намерении продать выделенные земельные участки через своего представителя – кадастрового инженера.

Межрайонная прокуратура признала факт неисполнения закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Внесла представление об устранении нарушений закона. Инициировала возбуждение уголовного дела по статье о мошенничестве...

И на этом тогда всё заглохло.

Председатель настаивал на принятии эффективных мер к местной администрации. Чтобы она узаконила невостребованную землю и он мог взять её в аренду. И получил из прокуратуры ответ, что его права как физического лица в данном случае не нарушены. То есть не ваше дело, что там творится с невостребованными земельными долями...
«Крестьянин» описал эту историю в 49-м номере за 2015 г. в статье «Паевые мошенники и неспешное следствие» с припис­кой: воровать невостребованные доли в Лабинском районе можно до тех пор, пока хватит земли.

Кто покупает украденные доли? Одно дело – фермер или какое-то хозяйство. А если криминал?

Криминал и невостребованные доли

Однажды «Крестьянин» уже сталкивался с криминалом, к которому попали невостребованные земельные доли. И не раз. От первой встречи остался «след» в статье «Мёртвые души земельной реформы» («Крестьянин» № 2, 2001 г.).

Проверка по жалобам обездоленных выявила 522 невостребованных доли, 3 142 га земли. Откуда? Когда землю делили, работников «социалки» учитывали. А при выписке свидетельств на землю их вычеркнули. ЗАО «Кисляковское», в котором обнаружили невостребованные доли, обанкротили, а 522 га, уведённых у соцработников, передали в пользование будущим цапкам и стрельцовым. Прокуратура края, узнав об этом, ограничилась лишь констатацией факта.

С годами цапки и стрельцовы заматерели, создали бандитские компании, в частности «Север Кубани». И начали творить всем известные преступления...

Второй раз «Крестьянин» столкнулся с ними после публикации материала «Кущёвка-2: корни не обрублены». Фёдор Стрельцов, один из подручных Цапка, вчинил нам иск на 10 млн руб. Поняв, что проигрывает процесс, снял свои претензии и через несколько лет сбежал от правосудия за границу...

А начиналось всё с невостребованных земельных долей.

Виктор ШОСТКО

Выразить свое отношение: 
Вы проголосовали 'вниз'.
Рубрика: Сельское хозяйство
Газета: Газета Крестьянин