Три брата, три русских воина

С фронта вернулся только один

Как-то приехав в гости к дорогой моему сердцу родне в Барило-Крепинскую Родионово-Несветайского района, я стала очевидцем грустного события: семья решила продать родительский дом, где родился и вырос Николай Васильевич Мирошниченко, так зовут моего родственника.

Дом этот был построен его дедом, а может быть, и прадедом, ещё в начале прошлого века, в нём уже давно никто не жил, так как ныне здравствующие члены некогда большой семьи вылетели из родового гнезда, обустроившись в других местах, а старшее поколение упокоилось на кладбище.

Перед продажей стали разбирать в доме всякую домашнюю утварь, оставшуюся от прошлой жизни. Перекладывая отслужившие свой век вещи, старые журналы, газеты, мы обнаружили пакет с какими-то бумагами. Какое же потрясение ожидало нас, когда мы его открыли! Среди некогда важных документов советской эпохи, среди множества старинных фотографий наше внимание привлекла стопка пожелтевших листков, сложенных треугольником. Это были солдатские письма с фронта! Я никогда прежде не видела, тем более не держала в руках письма участников Великой Отечественной войны!

Не могу передать на бумаге своё состояние. Мурашки по коже, трепет в душе. Эти пожелтевшие листки – немые свидетели трагической жизни людей. Здесь было всё: и акты раскулачивания в 1930 г. родоначальника семьи Леонтия Кузьмича Мирошниченко с конфискацией всего нажитого имущества, его письма 1933 года из ссылки, куда его вместе со своим старым отцом Кузьмой Андреевичем выслали с издевательской формулировкой «как нетрудовых элементов, занимавшихся хлебопашеством и лечивших народными средствами людей и животных».

Поздравление с наступающим 1942 годом от Ивана

Эти безвинно осуждённые люди так и не вернулись домой, сгинув в том далёком краю. Строки из письма Леонтия Кузьмича своей жене Евдокии Алексеевне и сейчас рвут душу: «…Я в горе родился, но такого не видел и не желаю видеть своим врагам…» – и обратный адрес: Забайкальская железная дорога, 
г. Иркутск, станция Инно-кентьевка, строительство № 4, посёлок Жильно.

Тяжёлая жизнь, полная потерь, выпала и на долю Евдокии Алексеевны, потерявшей в страшные 1930-е годы прошлого века своего мужа, а потом отдавшей в мясорубку войны своих сыновей. Как она выжила, одному богу известно. Оставшись одна, без средств к существованию, она растила своих детей. А было у неё три сына и две дочери: Иван, Василий, Григорий, Домна и Маруся.

В мае 1940 года старший сын Иван был призван в ряды Красной Армии на срочную службу в Белоруссию, на границу с Польшей в составе 121-й стрелковой дивизии, а в декабре 1941 года уже воевал с фашистами под Воронежем, в г. Ельце. Из его письма мы узнаём, что пять с половиной месяцев он на передовой, разведчик, далее пишет, что «устроился на машину шофёром». Наступал 1942 год, он прислал своей маме, каждому из братьев и сёстрам открытки с поздравлениями, с пожеланиями здоровья и счастья.

В сохранившихся от него письмах он спрашивает о родственниках, о бабушке и дедушке, интересуется, как они живут, передаёт им привет. И вот этот молодой, сильный, двадцати трёх лет от роду красавец с пронзительно синими глазами, русский солдат Иван Мирошниченко, сержант, помкомвзвода, попадает в госпиталь с ампутацией обеих ног, а 30 декабря 1942 года умирает от потери крови. Похоронили его в братской могиле в г. Свердловске, там в то время находился госпиталь. Но об этом семья узнала спустя годы.

Найденные письма с фронта

 

 В феврале 1942 года на защиту Отечества уходит средний сын – 18-летний Василий Мирошниченко. Его направили под Новороссийск, на станцию Приморская, в 189-й запасной армейский полк 56-й армии, артдивизиона стопятидесяти­двухмиллимитровой гаубичной батареи, во второй взвод. Из истории мы знаем, что это была легендарная Малая земля, где шли страшные бои с огромными потерями.

В марте 1943 года Василий был контужен и тяжело ранен. С диагнозом «полный паралич нижних конечностей и парализация верхних конечностей», обездвиженного, в апреле 1943 года его на носилках доставили домой, в Бариловку. Мама Евдокия Алексеевна, собрав все свои силы, приложив всё своё умение к врачеванию, выходила сына, вернула к жизни!

После войны ещё совсем молодой человек встретил свою любовь, женился, вырастил дочь и сына, дождался четверых внуков и шестерых правнуков... До конца своих дней Василий Леонтьевич жил в отцовском доме, на своей земле. Был он человеком острого ума, добропорядочности и чести. Несмотря на страшные испытания, выпавшие на долю его семьи, он был человеколюбивым, гостеприимным и доброжелательным. Своим потомкам он оставил великолепный сад, выращенный им с такой любовью, что фруктовые деревья до сих пор плодоносят и услаждают вкус.

Умер Василий Леонтьевич в 2002 году в возрасте 78 лет и похоронен на местном кладбище, рядом со своими матерью и дядей.

Самого младшего сына Евдокии Алексеевны – Григория – последним призвали на войну, в январе 1943 года. Это он написал 15 сохранившихся до сих пор писем маме и сёстрам. Перечитывая с комом в горле послания Гриши (а ему только-только исполнилось 18 лет), ощущаешь ту любовь и теплоту, которую он испытывал к своим родным. Из письма от 01.04.1943 г. мы узнали, что его часть в это время базировалась в посёлке Несветай ГЭС (Красный Сулин) и к нему приезжала сестра Домочка (он так называл), привезла продукты и бельё. И что масло и крупу ему передал Никола Науменко. Далее он пишет младшей сестрёнке Марусе, чтобы она больше читала и помогала матери по хозяйству. Пишет, что «много здесь наших ребят Науменко Николай, Крива В., Руденко А., Дорошенко А., 
Гавриленко Т., Кравченко Г., Буренко Г. И все мы в одной роте».

А вот письмо от 27.05.1943 г., полное и радости, и тревоги: «…Я только через Домочку узнал, что ты (брат Василий. – Прим. авт.) находишься дома. Это очень хорошо, что хотя бы один ты из нас, троих братьев, находишься дома. Одно плохо, что не слыхать нашего старшего брата Вани. Это очень плохо подействовало на меня, но ничего, война, все трудности переносить надо, ибо если сдрейфишь, то считай пропал...» В конце каждого письма Гриша писал: «Передаю вам чистосердечный гвардейский привет и крепко жму правую руку. Ваш сын и брат Григорий п/п 19742ф».

Евдокия Алексеевна с дочерьми Домной и Марией

 

н ещё успел написать несколько писем домой, а в августе 1943 г. его матери принесли извещение: «В бою за Советскую Родину 30.07.1943 г. 
пал смертью храбрых ваш сын Григорий Леонтьевич Мирошниченко».

Похоронен Гриша на Украине, в с. Дмитриевка Донецкой области, недалеко от Саур-могилы – памятника советским воинам. Места захоронения Ивана и Григория Мирошниченко родные узнали только в 80-е годы прошлого века благодаря дочери Василия Леонтьевича – Валентине, которая приложила все силы, разыскивая могилы братьев своего отца.

Три брата, три русских воина! Это они и миллионы таких, как они, проливали свою кровь на этой страшной войне. Это они и миллионы таких, как они, сложили свои головы, защищая наш мир от фашистской чумы. Это поколение героев, не успевших насладиться молодостью, не испытавших счастья первой любви. Это поколение лучших, ушедшее в вечность.

Вечная им память и слава!

Татьяна Владимировна КОРЕНЕВА 
Фото из семейного архива

 

Выразить свое отношение: 
Вы проголосовали 'Вверх'.
Рубрика: Общество
Газета: Газета Крестьянин