Постковидный рынок труда: итоги и прогнозы

COVID-19 внес свои коррективы в каждую сферу нашей жизни, и экономика в этом контексте – тема особая. Несмотря на то что определенные выводы и, возможно, даже уроки мы получим после того, как все карантины завершатся, уже сейчас эксперты намечают тенденции, которые изменят рынок труда.

Чем отличается текущий кризис от предыдущих?

– Мы решили сравнить три кризиса: 2008-2009, 2014-2015 и 2019-2020. Глубина кризиса 2008 года с точки зрения публикаций вакансий у нас была наибольшей. Соответственно 2014-2015 годы оказался среднячком. Что касается кризиса 2020 года, то у нас был сильный провал в апреле – ситуация на рынке труда была хуже по количеству публикаций вакансий, чем в 2014 и 2019. Но сейчас произошел достаточно быстрый отскок: в мае начали сниматься карантинные меры и рынок отреагировал. Мы ждали глубину падения, но она не случилась. Однако говорить о том, что уже все хорошо, пока еще рано, – объясняет Мария Игнатова, руководитель Службы исследований компании HeadHunter.

По словам эксперта, приглашения на вакансии – важная метрика, она показывает то, как часто наших соискателей приглашают на вакансии. Здесь наблюдается более пессимистичный сценарий по сравнению с публикациями вакансий в принципе. Приглашать стали более точечно, пристально и внимательно. И здесь – провал в апреле из-за нерабочего месяца. Активность работодателей по приглашениям достаточно сильно упала и даже была ниже, чем в аналогичные периоды предыдущих двух кризисов.

Что касается динамики вакансий, то ситуация на рынке пока неоднозначная.
– За точку отчета был взят февраль – предвестник кризиса. В 2020-м случился серьезный провал, начался он в марте: уже тогда было минус три процента от февраля. Затем – минус 15, минус 26. По итогам июня мы так и не добрались еще до февраля – сейчас на два процента меньше вакансий. По крайней мере, тренд на рост у нас есть, – говорит Мария Игнатова.

Эксперт отмечает, что самое глубокое падение спроса у Москвы. В регионах ситуация более позитивная: провал в апреле-мае не был таким серьёзным и в мае составил тринадцать процентов от февраля, но в июне случился «отскок». Сейчас региональные компании размещают на тринадцать процентов больше вакансий, чем в феврале.

– Скорее всего, это был отложенный спрос, который заморозили в апреле-мае. Доля региональных вакансий, которую опубликовали компании, за последние пару месяцев резко подросла, потому как Москва и Питер просели. Если в марте 21 процент всех вакансий приходился на Москву, то сейчас это 15 процентов, а в мае было 13, – отмечает Мария Игнатова.

По данным статистики, в июне относительно февраля 2020-го года по-прежнему сохраняется четыре региона с отрицательной динамикой: Москва, Питер, Сибирь, Урал. Все остальные выбрались в плюс. Южный федеральный округ сейчас превысил февральские показатели – вакансий стало на шесть процентов больше.

Если обратиться к данным по профессиональным областям, то картина схожа и по регионам, и по России в целом. Далеко не все области сегодня восстановились. Наиболее пострадавшие профессиональные сферы: туризм, спорт, масс-медиа, развлечения и маркетинг. Это характерно для всех регионов.

– В положительной зоне у нас пока самые стабильные профессии, которые удержались в кризис: госсектор, рабочий персонал, медицина и стройка, которая простаивала меньше всего, – представители строительной сферы фактически работали без перерыва за исключением, по-моему, пары недель, – рассказывает эксперт.

Спрос в отраслях также не добрался сейчас до февральских показателей. Больше всех урон понесли такие сферы, как общественные организации, услуги для населения (фитнес, салоны красоты, парикмахерские), рестораны и гостиницы, искусство. По словам эксперта, достаточно сильно пострадал финансовый сектор – как ни странно IT, телекоммуникации и автобизнес. В плюс вышли продукты питания, государственные организации, металлургия и обработка, услуги для бизнеса (консалтинг, к примеру).

Эксперты ожидали всплеска активности соискателей в период пандемии. Прогнозы не оправдались, статистика показала более плавную динамику в сравнении с двумя предыдущими кризисами.

– Текущая ситуация практически идентична по активности соискателей с тем, что было в 2014-2015 годах. Мы ожидали, что будет всплеск активности, но этого не случилось – многие компании просто ушли в апреле в отпуск либо продолжали работать удаленно, никто не форсировал события, не суетился. Возможно, что люди понимали, что не каждый работодатель будет готов приглашать на собеседования, – комментирует сложившуюся ситуацию руководитель Службы исследований «НН».

То же самое примерно происходит и с откликами на вакансии. Сейчас соискатели нечасто отвечают на вакансии, которые им доступны, наблюдается низкая активность откликов по сравнению с двумя предыдущими кризисами.

Конкуренция на рынке труда выросла в основной период карантина. Если в целом по России она увеличилась незначительно, по регионам практически не изменилась, то в мае и апреле в Москве и Санкт-Петербурге случился невероятный всплеск активности. Так, в мае в Москве 17 человек претендовали на одно место. Для сравнения: это не самый большой показатель, в 2008 году цифра переваливала и за 20 человек на место. Эксперт отмечает, что такая цифра обычно характерна для определенной профессиональной сферы, например, для топ-менеджеров, юристов, но не для рынка в целом. Это происходит и из-за того, что вакансий стало меньше. Сейчас конкуренция постепенно уменьшается. ЮФО находится на третьем месте после Москвы и Питера – семь человек на одно место.

Сейчас очень востребованным стал рабочий персонал. Эта та группа профессий, которой некоторые эксперты предсказывают ту же судьбу, которая постигла IT-специалистов.
– Насколько это оправдается, пока сложно сказать, но какие-то тенденции к этому есть: выросла зарплата в вакансиях и достаточно неплохо, – объясняет Мария Игнатова.

По словам руководителя пресс-службы HeadHunter Юг Алёны Манохиной, прирост вакансий в ЮФО по отношению к маю составил 31 процент – это хорошая положительная динамика. Чаще всего работодатели в ЮФО ищут специалистов в области продаж, рабочего персонала, не падает спрос на медицину, сельское хозяйство, строительства. За последние месяцы высокую динамику вакансии показали такие отрасли, как туризм и ресторанный бизнес, спортивные клубы и салоны красоты, домашний персонал. Растет спрос на молодых специалистов.

– Мы делали два замера. В апреле-мае задавали вопрос: что они планируют делать со своими сотрудниками. В апреле была полная неизвестность, многие говорили, что у них ничего не изменилось. Но в мае, к сожалению, в два раза выросла доля тех, кто сказал, что их доля сотрудников уменьшилась – пришлось расставаться с людьми, когда карантинные меры были сняты. Планы на ближайшие полгода у всех неясные.

Что касается фонда оплаты труда, то картина здесь также неоднозначная. Каждая вторая компания отметила, что им пришлось уменьшить ФОТ. В основном это коснулось перевода сотрудников на неполную рабочую неделю либо снижения бонусной части – работодатели стремились удержать оклады, но сократить другие денежные мотивации. На юге России средняя заработная плата сегодня, которую предлагают работодатели, составляет 41 тысячу рублей.

– Самые высокие зарплаты в ЮФО – в сфере строительства и недвижимости и информационных технологий. Самые высокие соискательские запросы – в сфере производства и сельского хозяйства, строительства, IT, – рассказывает Алёна Манохина.

Что касается нашумевшего ситуационного спроса на курьеров и водителей, то сегодня все вернулось на прежний уровень. Мария Игнатова отметила, что если рассматривать ситуацию на рынке России в целом, то роста, о котором все говорят, не наблюдается. Он был характерен именно для мегаполисов – в Москве и Санкт-Петербурге количество вакансий на эти места выросло существенно.

Офис или удаленка?

Сегодня большинство людей уже вышло на работу. Из них 42 процента отмечает, что возвратились в офисы окончательно. Еще 48 процентов говорят, что процесс не завершен. Только 10 процентов отвечают, что компании не начали выводить работников в офисы. В основном процедура возврата занимает от одного до трех месяцев. Первыми в офис вернулись специалисты, работающие в госорганизациях, автобизнесе и сфере строительства.

– На самом деле, компании, особенно крупные, не спешат выводить сотрудников. Это риск. И для здоровья человека, и для самой компании – нужно соблюдать огромное количество мер. Если они не выполняются, то это большие потери в виде штрафов и т.д. Поэтому многие компании говорят, что их точка выхода - первое сентября, – рассказывает Мария Игнатова. 

Конкретных планов, касающихся будущих условий труда, у компаний тоже нет. 20 процентов опрошенных отметили, что возврат отложен на неопределенный срок. Уже есть один процент компаний, которые отказались от офиса навсегда и перевели всех своих сотрудников на удаленную работу. В основном возвращаются по желанию сотрудников – поэтапно. Пошаговое возвращение в офисы происходит по большей части в крупных компаниях, в маленьких наблюдается больше неопределённости. Только каждая десятая компания говорит о том, что их сотрудники будут на привычные рабочие места возвращаться одномоментно.

По данным опроса, больше всего вернуться в офис желает административный персонал. Это вполне объяснимо, поскольку их основная их функция заключается в том, чтобы организовывать жизнь в офисе. Среди жаждущих возвращения также специалисты из области продаж, производства, бухгалтерии, стройки и маркетинга. Из тех, кто не хочет возвращаться в офис, 81 процентов опрошенных отмечают, что им комфортнее работать из дома. Еще 46 процентов отмечают, что не хотят работать в масках и перчатках, и только 38 процентов боятся за свое здоровье. Среди тех, кто выбрал вариант «Другое» (6 процентов), люди отмечали, что им нравится экономия времени на дорогу, они хотят работать в дистанционном формате или вообще мечтают о другой работе.

– Скорее всего, рынок труда изменится на этом фоне. Часть сотрудников будет работать полу-удаленно – новый средний формат между отсутствием удаленки и полностью удаленкой у нас появится, – прогнозирует Мария Игнатова.

Эпоха постковид: тенденции на рынке труда

Эксперты уверены, какие-то аспекты рынка труда после пандемии изменятся безвозвратно. Первая тенденция: шеринг персонала между компаниями.

– Бизнес понимает, что выращивание талантов – дорогая штука. Сейчас стараются любыми способами сохранить персонал. Здесь особую значимость приобретает шеринг персонала между компаниями. Мы понимаем, что огромное количество компаний готовы на какое-то время на разных условиях взять сотрудников из других компаний. Классический пример: курьеров вдруг стало больше, а фитнес сократился. Теневая безработица – сотрудника не увольняют, а отправляют в отпуск без содержания, – отмечает Виталий Терентьев, GR-директор компании HeadHunter.

Как тенденцию выделяют и частно-государственное партнерство, когда бизнес и государство идут в связке между друг другом и не конкурируют. Еще одна метаморфоза в трудовых отношениях – рынок из соискательского превращается в работодательский.

– Люди меняли активно рабочие места и искали более выгодные условия. Было такое отношение: «Вы не возьмете, возьмут другие». Сегодня многим придется пересмотреть свое отношение, потому что на рынке пока незаметно для соискателей работодатель стал диктовать условия. Сейчас – явно выраженный страх будущего. Это будет влиять на рельеф рынка в ближайшее время. С этим придется учиться работать и соискателям, и работодателям. Чем более вы адаптивны, гибки и эффективны вкупе с цифровыми навыками, вы более востребованы на рынке, – комментирует эксперт.

Один из главных трендов на рынке труда сейчас – цифровизация. Работы и рабочих мест не станет меньше, но запрос на цифровые навыки увеличится.

– Например, под Москвой есть агропроект – полностью автоматизированное хозяйство, полностью беспилотные комбайны, все поле в датчиках, которые контролируют и географию, и температуру, и влажность. Машина автоматически ездит, пашет и засевает. Возникает необходимость в том, чтобы найти цифрового агронома – человека, который может учить тому, как выращивать то или иное направление, – объясняет Виталий Терентьев.

Эксперты предполагают, что в будущем удаленный формат работы прочно войдет в нашу жизнь.

– Это еще одна тенденция – люди почувствовали вкус удаленки. Работодатели подумали, что им ненужно содержать офис. Соискатели поняли, что им удобнее работать из дома. Не все, но некоторые. Не везде удаленка имеет такой масштаб – как перевести на удаленку, допустим, шахтера? Скорее всего, будет середина: три дня вы на работе, два дня вы на удаленке. Такой микс в зависимости от компании и бизнеса. Работодателям будет проще искать себе людей – теперь все регионы доступны, вам неважно, где будет сидеть ваш дизайнер. Точно будет снижаться межрегиональный дисбаланс безработицы и занятости – это особенно актуально для молодого поколения, которое только ищет свое место под солнцем. Будут появляться новые практики с временной занятостью, – прогнозирует эксперт.

Выжившие

Компании, которым удалось оставаться на плаву во время пандемии, объясняют, что это оказалось возможным благодаря заблаговременно принятым мерам противодействия коронавирусу.

– Нам удалось создать безопасные условия труда, потому что мы сделали это значительно быстрее, чем этого требовало государство. Еще в начале марта мы ввели все те меры, которые рекомендовала ВОЗ, начиная от обработки антисептиком и заканчивая соблюдением социальной дистанции. Мы обеспечили доставку персонала. Эти меры привели к тому, что мы благополучно живем сейчас, делится опытом Надежда Япрынцева заместитель генерального директора по персоналу НПО «Энергетическая электроника».

Руководители компаний также отмечают, что во время пандемии нужно особенно обращать внимание на психологический комфорт сотрудников.

– Мы приложили максимум усилий к тому, чтобы сотрудники не чувствовали себя оторванными. Увеличили количество коммуникаций, не остановили HR коммуникативные проекты – например, проект по внедрению коммуникативных ценностей. У нас принято проводить барные викторины – квизы, мы провели их онлайн, – отмечает Надежда Япрынцева.

– Важно было поддерживать общение не только между с тобой, но и с гостями через социальные сети. Мы очень много общались, чтобы люди чувствовали и понимали, что происходит. Разъясняли каждое требование Роспотренадзора, каждое совещание оперативного штаба, – рассказывает Юлия Весёлая, директор по персоналу гостиничного комплекса «Звездный».

Что касается эффективности принимаемых государством мер для поддержки бизнеса, Виталий Терентьев отметил, что из-за недоверия к власти люди просто не пробуют обратиться за помощью в государственные органы.

– К сожалению, в целом мы наблюдаем такую картину из-за высокого процента недоверия к государству, не все бизнесмены, не все работодатели приходят и узнают, как получить субсидию. Есть неверие. То же самое касается и соискателей. В Москве наняли 600 человек для того, чтобы оперативно по телефону без предоставления каких-либо документов оказывать финансовую помощь. Нужно было просто продиктовать свои координаты и государство начинало делать дотации. Настоятельно рекомендуем всем отложить свои эмоции в сторону, задуматься о собственном бизнесе и попробовать обратиться в госорганы в своем регионе, – призвал эксперт.

Алла ДОЛГОВА

Выразить свое отношение: 
Вы проголосовали 'Вверх'.
Рубрика: Экономика