Перейти к основному содержанию

Дальневосточный гектар и Пётр Столыпин

Президент Владимир Путин поставил амбициозную задачу ускоренного развития Дальнего Востока. Как это сделать, если его население тает, как снег на сопках Приморья, со скоростью 7 тысяч человек в год. Сегодня в девяти субъектах Дальневосточного федерального округа проживает всего 6 миллионов наших сограждан (как в Петербурге).

Каким калачом можно заманить в далёкий благодатный край желаю­щих начать жизнь с нуля?

Такой «калач» испекли в Министерстве развития Дальнего Востока в виде... одного гектара земли. С 1 февраля каждый гражданин может получить дальневосточный гектар в бесплатное пользование. Способ получения дистанционный. Заявка, выбор, оформление – всё делается через соответствующий сайт. А дальше в путь-дорогу, приезжай, осваивай, как у Маяковского: твори, выдумывай, пробуй. Но если ты за пять лет ничего не построил, не вырастил, не развёл, словом, не врос каким-то боком в этот гектар, государство его отберёт. Если же врос, бери в аренду или выкупай.

По официальным данным, уже зарегистрировано почти 60 тысяч заявок со всех концов России. Юрий Трутнев, вице-премьер и полпред президента в Дальневосточном федеральном округе, уверен, что 20 миллионов россиян хотели бы заполучить этот вожделенный гектар. «Хотя все валом они, конечно, не обратятся», – сказал Трутнев.

Комментарии к глобальному проекту в СМИ самые разные. От сдержанно-деловых до самых жёстких. Тем не менее чиновники надеются, что им удастся запустить миграционный поток в обратную сторону, навстречу восходящему солнцу. Даже успели окрестить ожидаемое переселение народа второй столыпинской реформой. Сам Трутнев заявил: «Мне кажется, это земельная революция».

На наш взгляд, «калач» Минвостокразвития нечто иное. Прежде всего – в идеологии преобразований. Идеология столыпинской реформы заключалась в создании класса мелких собственников, «так как мелкий собственник представляет собой ту ячейку, на которой покоится устойчивый порядок в государстве».

Кто он, мелкий собственник, для Столыпина? Это крестьянин-переселенец, которому выделялось 50 десятин земли, то есть 76 гектаров. А какая идеология в одном гектаре, который получит микропользователь в макроэкономике?

О значимости столыпинской реформы свидетельствует сама организация переселения крестьян. Люди обеспечивались долгосрочными (на 55 лет) кредитами. В Западную Сибирь – 160 рублей. Азиатский кредит составлял 200 рублей. Тем же, кто ехал обустраи­ваться в Приморье, давали 400 рублей (корова стоила семь рублей). Причём половина этих сумм предоставлялась бесплатно. Переселенцы обеспечивались стройматериалами, лесом, транспортными услугами. Для них построили специальные вагоны с отделениями для семьи, багажа, кормов и домашней живности.

А как сегодня? Оказывается, на свидание со своим гектаром придётся ехать за собственный счёт. Пишут, что до Владивостока поездка обойдётся в 50 тысяч рублей, а то и больше. При средней зарплате в стране 30 тысяч рублей это как? И ведь ехать придётся. Потому что дистанционный выбор гектара на публичной карте чреват сюрпризами. В Якутии, к примеру, одна и та же координата на карте и на местности различаются в одном месте на 500 метров, в другом... на 70 километров. Чтобы привести в соответствие реалии и кадастр, используют даже беспилотники.

Это сколько же надо выложить за межевание и перемежевание гектара?

Сто лет назад таких чудес не было. Через землеустройство прошли миллионы крестьян практически без межевых споров. Пять тысяч землемеров трудились не покладая рук и не жалея ног. Под давлением Столыпина на нужды крестьянского землеустройства казна выделила 1,5 миллиарда рублей. (Для сравнения: на нужды обороны – 4,36 миллиарда.)Что позволило создать 280 тысяч хуторов и отрубов.

Сейчас модно прилипать к великим. Помнится, несколько лет назад чиновники, которые сопротивлялись продвижению земельной реформы и остановили рост фермерских хозяйств, вдруг начали награждать друг друга медалью им. Столыпина. Теперь вторая столыпинская реформа. Что ещё?

Между тем, даже хорошо подготовленное и организованное переселенческое движение вековой давности породило очень опасное последствие. Из 3,5 миллиона переселенцев 546 600 человек возвратились обратно в центральную Россию нищими, потерявшими всё. Именно они через несколько лет стали ударной силой революционных потрясений 1917 года.

Хорошо бы помнить об этом...

Виктор ШОСТКО