Перейти к основному содержанию

Бюджетный манёвр или ловкость рук?

На прошлой неделе два знаковых высказывания потрясли будущих пенсионеров. 

Выступая в Совете Федерации, глава Центробанка практически подтвердила подозрения, что людям, у которых изъяли накопительную часть пенсии в 2015-м, потом в 2016-м, потом в 2017-м, – не видать её возврата до 2019 года. «Мы видим и бюджетную ситуа­цию, и то, что страховая пенсия сейчас во многом финансируется за счёт федерального бюджета, то есть она не является сбалансированной по страховым взносам. Поэтому мы не видим большой вероятности того, что будут разморожены обязательные пенсионные накопления», – сказала Эльвира Набиуллина.

А ведь брали с обещанием, что как только жизнь наладится, сразу вернут. Вроде, уже и президенту доложили, что экономика у нас молодец – воспряла и пошла в рост. Но нет. Обманули? Конечно. Кто б сомневался.

На подходе – третья за последние 15 лет реформа. Как раз в 2019-м собираются запустить. Суть её в том, что каждый работник будет сам себе копить индивидуальный пенсионный капитал (ИПК). Добровольно-принудительно: по умолчанию в новую систему будут включены все работающие граждане. Сначала из их зарплаты будет перечисляться на счёт ИПК один процент, на следую­щий год – два, потом – три и так до шести. Заметим, что работодатель, как и прежде, будет перечислять 22% на обязательную страховую часть пенсии.

Пока – во всяком случае, в нынешней версии обсуждаемой реформы – у людей есть возможность установить себе ноль и вообще ничего не перечислять. Интересно, много ли таких дерзких найдётся? Резоны есть. Ведь если дело идёт к тому, чтобы копить на пенсию самому, то почему бы это не сделать на счёте в каком-нибудь банке с хорошим процентом? Зачем привлекать к посредничеству государство? Тем более что оно показало себя ненадёжным партнёром. Во всяком случае, твой вклад не заберут безапелляционно, прикрываясь нуждами нынешних пенсионеров. 

Также на прошлой неделе прославился калужский губернатор Анатолий Артамонов. На заседании администрации области он пытался решить проблемы нынешних пенсионеров: «Сегодня совокупное богатство Калужской области растёт, ведь на улицах почти нет ни «Жигулей», ни старых машин. Однако при этом многие пенсио­неры перебиваются с хлеба на воду». Вину, правда, за бедственное положение стариков он возложил не на скромные размеры пенсий калужан, не на нескромную стоимость услуг ЖКХ или высокие цены на лекарства и еду, а на них самих – плохо детей воспитали: «А мы все думаем так: коль человек состарился, дети побоку, а должен кто-то содержать нас с вами. Так не должно быть». 

Региональный губернатор, конечно, не глава ЦБ Набиуллина, судьбоносных для всей страны решений не принимает. Но ход его мысли настораживает: чиновники почему-то рассматривают пенсии как пособие по бедности, дарованное свыше. Позвольте. Это в течение жизни каждого гражданина заработанные, отчисленные и вверенные государству деньги. И тот факт, что государство бездарно ими распоряжалось, не означает, что оно нам ничего не должно. 

Не добавляет веры в счастливое пенсионерское будущее и январское заявление главы Минфина Антона Силуанова на Гайдаровском форуме. Министр сказал о необходимости принять более справедливую стратегию совершенствования пенсионной системы, «которая преду­­сматривают большие пенсии тем, кто в этих пенсиях нуждается, и, соответственно, меньше тем, кто в них меньше нуждается». Это, говорит, позволит сэкономить деньги и направить их на здравоохранения и образование. Обосновал министр свою позицию тем, что для пенсионеров получение качественных медицинских услуг важнее прибавки. Своё предложение Силуанов назвал «манёвром внутри бюджета».

Чуете, куда клонит? Реальные деньги заменят на виртуальное улучшение здравоохранения. Поди докажи потом, во-первых, что нуждаешься, а во-вторых, что лечат тебя по-прежнему некачественно.

...Вот так почитаешь новости с фронтов пенсионной реформы, послушаешь наших чиновников, да и точно сам копить начнёшь. Под матрасом. Целее будет.

Виктория НИКИТЧЕНКО