Перейти к основному содержанию

А кругом земля дымится…

Горелым пахнет на родной земле. В то время как жители городов выходят на митинги протеста – то против коррупции, то против терроризма, селяне протестуют по-своему: в дыму и с вилами.

На минувших выходных ландшафтный пожар полыхал в Астрахани: кто-то поджёг камыш близ села Кулаковка. Огонь охватил 450 квадратных метров и угрожал уничтожить прилегающие жилые дома… Но спасателям удалось остановить распространение стихии.

Аналогичное бедствие случилось в Приморском крае. Там за поджог травы был оштрафован житель села Нестеровка: он выжигал сухостой на пастбище близ лесного массива. В Брянской области за поджог на поле привлекли к ответственности жителя села Рожны. 

Очаги возгораний множатся: по данным департамента по преду­преждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций Ростовской области, с начала года количество природных пожаров в регионе выросло почти в три раза, а площадь – почти в пять раз. В течение недели пожарные тушили 26 очагов возгорания сухой растительности. Во всех этих случаях виновниками возникновения огня становились люди.

Во многих культурах огонь является символом очищения, обновления, символом борьбы. В советские годы «огонь революции» был любимой метафорой ораторов. На Украине горящие покрышки были и остаются главным способом выражения народного протеста. С файерами в руках вышли на улицы бороться с коррупцией жители Румынии.

Селяне, жгущие сухую траву на полях или на своих участках, на первый взгляд, выглядят совершенно невинно. Они думают, что таким образом просто наводят порядок. Но в очередной раз закрывая в доме окна и двери, чтобы не задохнуться в ядовитом дыму, я подумала, что они тоже выражают таким образом протест. Осознают они это или нет, но это протест. Против кого он направлен? Против природы, не успевающей переварить остатки прошлогодней листвы? Против прохожих на улице, разбрасывающих мусор?

Против администрации, допустившей существование брошенных участков и свалок, зарастающих бурьяном?

Село очень пассивно в выражении протестов. Сюда не дошли ни кремлёвские разнарядки на проведение митингов против террора, ни публичные «димонстрации», организованные сторонниками Навального. У селян всегда есть свой собственный, особый взгляд на происходящее вокруг, и каждый из них выражает свой сугубо индивидуальный, обособ­ленный протест тихо и молча. Но природу протеста не изменишь: как и в любом другом подобном действии, страдают окружающие люди. 

Дым вызывает обострение хронических заболеваний у аллергиков. Соли тяжёлых металлов, остатки удобрений и ядохимикатов на листве и траве делают его ядовитым. Не случайно государство ловит и наказывает поджигателей: соответствующая статья прописана в Кодексе об административных правонарушениях.

Возможно, сравнение сельских поджигателей с протестантами выглядит натянутым. Но не бывает дыма без огня: статистика показывает рост количества природных пожаров. А первопричиной этих неосознанных, немых протестов являются недоработки государства: пробелы в образовании жителей, отсутствие инфраструктуры (собранный мусор просто некуда девать) и слабый контроль за нарушителями. 

Инга СЫСОЕВА