Перейти к основному содержанию

По просьбе неосновательного истца

Для чего существует территориальное управление Федерального агентства по управлению госимуществом, это «управление по управлению»? Сидеть на госимуществе собакой на сене или искать для него надёжные руки? А если державная собственность уже 20 лет в надёжных руках, которые выплатили миллионы рублей налогов, обеспечивают на своём уровне импортозамещение, но для полного ажура не хватает одной строки в Росреестре о праве собственности. Тогда как? Может быть, «управление по управлению» как раз для того, чтобы узаконить такое госимущество в надёжных руках? Ну нет! Тогда – как с фермером Михаилом Алексеевичем Должиковым.

Радетели государственной собственности предложили ему добровольно и в месячный срок освободить занимаемые помещения и землю. В противном случае пообещали тяжбу и разорение. Не надо было обращаться в суд, сказали фермеру, вручая грозную бумагу. Так бы и работал дальше. Теперь же у нас есть официальный документ, что ты на этой земле никто...

«Крестьянин» выступил в защиту Должикова, опубликовав статью «Заложник мечты» (№ 32, 2016 г.). Напомним вкратце содержание.
В начале 1990-х государство отказалось от своего животноводства, променяв его на ножки Буша. Северо-Кавказский зональный научно-исследовательский ветеринарный институт оказался никому не нужен. Выживай как хочешь или умри. Что-то сохранить можно было только сдачей в аренду помещений и земли. Директор института искал арендаторов, и одним из них в 1996 г. стал ведущий научный сотрудник Должиков.

Михаил Алексеевич взял в аренду на три года с правом выкупа коровник, зернохранилище, ветсанпропускник и 2,5 га земли. Вложился по полной, чтобы создать основу хозяйства, продал две дачи, пасеку и участок под застройку. Должиков только развернулся, как случилась беда. На насосной станции, принадлежавшей институту, произошла поломка, и канализационные стоки затопили рекультивированный участок фермера. Погибло более 40 тысяч саженцев винограда. Институт не мог возместить Михаилу Алексеевичу такой ущерб, и директор предложил сделку. Должиков выкупает строения, а земельный участок по договору купли-продажи передаётся ему безвозмездно в счёт компенсации за погибшие саженцы.

Прошло время, ситуация изменилась к лучшему, и новому директору института приглянулось хозяйство фермера. Но забрать его с наскока не удалось. Суд напомнил «законнику», что договор купли-продажи между институтом и Должиковым считается действующим и для нового руководителя. Следующая попытка состряпать уголовное дело за неуплату налогов также провалилась. Михаил Алексеевич доказал фальсификацию результатов налоговой проверки. Ему вернули незаконно изъятые в виде штрафных санкций деньги без извинений. А проверяющие быстро уволились – и концы в воду. Должиков попытался добиться признания его права собственности на приобретённые объекты, но получил отказ. В территориальном управлении решили, что дело сделано. И предъявили фермеру иск об истребовании имущества и взыскании неосновательного обогащения.

В публикации «Заложник мечты» мы показали, что Должиков является добросовестным приобретателем имущества института и фактически давно стал его собственником.

Арбитражный суд, рассматривая иск территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом, согласился с доводами «Крестьянина». В решении так и сказано: «...суд приходит к выводу о возможности защитить незаконного владельца статусом добросовестного приобретателя». Михаилу Алексеевичу остаётся теперь узаконить свою добросовестность и стать юридическим собственником хозяйства.

Вместе с тем, сказав «А», суд не захотел сказать «Б» и удовлетворил вторую часть иска о взыскании неосновательного обогащения в сумме 388 444,74 рубля. 

Это очень странно. Ведь государство в лице «управления по управлению» не являлось собственником земельного участка, который Должиков использовал 20 лет. И суд установил этот факт: «...реализуя приватизационные мероприятия, органы государственной власти не могли не знать об утрате владения спорными объектами права».

Истец не предоставил доказательства нарушения его прав на имущество, приобретённое фермером. И в установленный законом срок даже не пытался восстановить свои права. А право собственности Российской Федерации на земельный участок зарегистрировал лишь 13 февраля 2015 г., когда поезд уже ушёл.

Таким образом, суд удовлетворил иск о взыскании неосновательного обогащения по просьбе... неосновательного истца.

Виктор ШОСТКО