Перейти к основному содержанию

Дела идут, контора пишет

По традиции, в начале лета Счётная палата озвучивает официальные цифры финансовых потерь России за минувший год. В июне с итогами 2016 года председатель СП Татьяна

Голикова выступила в Госдуме, где объявила, что на этот раз её ведомство обнаружило нецелевого использования государственной казны почти на триллион – если уж быть совсем мелочными, то на 965,8 млрд рублей. Это на 87% больше того, что профукивалось в 2015 и 2014 годах.

Зачем ведутся эти подсчёты и сравнения, хоть убейте, не понимаю. Во-первых, аудиторы не проверяют целесообразность расходов и конечный результат, в который они воплотились.

То есть идёт банальная проверка финансовых документов: сколько пришло денег и сколько ушло. А какие, к примеру, материалы были куплены для объектов капитального строи­тельства – те, что указаны в документах, или попроще, никто не выясняет, как и не измеряет толщину стен, площадь строения и прочие детали. 

Во-вторых, профуканные деньги никто не ищет и уж тем более не возвращает. Ну и третье, посадок-то нет. За разграбление страны никто не отвечает. А триллион, как говорят знающие люди, цифра не окончательная, в реальности неэффективные траты бюджета гораздо выше – мол, «умножай на пять».

Так что же хотя бы по усмотрению Счётной палаты входит у нас в разряд неэффективных бюджетных расходов? Чаще всего денежки утекают на информатизацию. Этим грешат Росмолодёжь (3 млн рублей), Минкомсвязь (миллион), Минюст (45,3 млн), Федеральная служба судебных приставов (543,7 млн). У ФСИН всего нарушений обнаружено на 3 млрд 455 млн, в том числе 0,9 млрд было потрачено на проектно-сметную документацию, которая даже не была службой востребована. Также восемь лет валяется невостребованной проектная документация за 4 млрд на мост через реку Лену в районе Якутска и на строительство железной дороги Полуночное – Салехард, разработанная по заказу Росжелдора. Минтрансу под программу некоммерческого лизинга городского пассажирского транспорта и электричек в Крыму было выделено 4,9 млрд рублей. Созданная для реализации проекта ПАО «Государственная транспортная лизинговая компания» денежки положила в банк под проценты и получила доход – аж 536 млн. Правда, за это время цены на автобусы и маршрутки выросли на 40%, и в результате ПАО смогло купить только 441 единицу техники вместо 885 запланированных. Рослесхоз, у которого нарушений выявлено на 1 млрд 211 млн, отличился тем, что в подведомственном ему ФГБУ «Рослесинфорг» зарплата руководителя превышала среднюю зарплату работников на 1,1 млн рублей. Доклад Голиковой объёмный, список нарушений длинный – всего не перечислить.

А тем временем народ как провалился в кризисную яму, так и не может из неё выкарабкаться. По данным Росстата, к 1 мая 2017 года численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (9 тыс. 909 рублей) составила 22 млн человек. Не хватает средств на еду и одежду 39% россиян. Вице-премьер Ольга Голодец, курирующая в правительстве социалку, назвала бедность в России уникальным явлением. Ещё бы: голодают даже те, кто работает. По словам, Голодец, в настоящее время просто нет такой квалификации, которая достойна уровня заработной платы всего в 7 500 рублей (величина МРОТ).

Как же было мне, юной студентке, смешно, когда квартирная хозяйка Юлия Ивановна, скрестив на груди руки и мечтательно заведя к небу глаза, начинала «управлять государством»: «Если бы я была генеральным секретарём (было это в советские времена), то я бы...» Сегодня и я начинаю мысленно впадать в подобные рассуждения. Моя бы воля, пустить бы этот профуканный бюджетный триллион на создание детских клиник и закрыть навечно позорный проект Пятого канала «День добрых дел» по четвергам, когда, выжимая из нищих зрителей слезу, собирают средства на лечение детей за границей. Моя бы воля, переселить бы россиян из бараков в человеческие квартиры. Моя бы воля, глава Совфеда Валентина Матвиенко даже не заикнулась бы, что у государства нет денег на реализацию программы поддержки «детей войны», а лидер справедливороссов не пиарился бы на этой теме, внося в Госдуму проект, гарантирующий «детям войны» бесплатную юридическую помощь при подаче исков к Германии за потерянное детство. В конце концов, им уже сильно задолжала Родина за восстановление страны, за полунищее существование на протяжении семидесяти мирных лет.

Но по моей воле, к сожалению, не будет, а останется всё как есть. Чиновники продолжат разворовывать бюджет, Счётная палата, для порядка, будет фиксировать, насколько они зарвались. Кстати, есть и хорошая новость: зарвались не очень. Двукратное увеличение неэффективного использования бюджетных средств – лишь дань изменившемуся курсу доллара. В твёрдой валюте взяли ровно столько же, как в прежние годы. Так что всё по-честному.

Людмила ВОРОБЬЕВА