Горит огонь, растёт оклад

Минэкономразвития предлагает лишить сельских медиков и учителей льгот на коммунальные платежи. Говорят, они и так стали слишком богатые.

Можно бесконечно смотреть на… Помимо текущей воды, горящего огня и всего прочего я бы внесла в этот список ещё несколько процессов – не потому, что они так уж прекрасны, а потому, что мы действительно вынуждены наблюдать за ними вечно. Классический пример – это сокращение количества чиновников: как известно, чем активней их сокращают, тем больше их становится, что приводит к новым сокращениям – и так до бесконечности. 

Или возьмём повышение заработной платы бюджетникам. Совершенно непонятно упорное нежелание наших учителей и врачей строить виллы на Лазурном берегу: согласно официальной статистике, их доходы неудержимо растут. Продолжаем любоваться процессом.

Ещё пример: привлечение молодых врачей и фельдшеров в сельские больницы. Миллионом заманивали, жильё сулили... Программы написали, о выполнении отчитались. Глядь – а работать всё равно некому. А где же привлечённая молодёжь? Наблюдаем дальше. 

Но вернёмся к инициативе Минэкономразвития, которая впечатлила даже кое-кого из наших обычно невозмутимых депутатов. «А как же Стратегия устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2030 года? Как же упомянутые там меры социальной поддержки медицинских работников, привлекательные условия для жизни, труда и раскрытия личностного потенциала проживающих в селе россиян?» – рассердился член комитета Госдумы по аграрным вопросам Аркадий Пономарёв. И написал в Минэкономразвития письмо, где, в частности, сообщил, что дефицит учителей в сельских школах России составляет четыре тысячи человек, потому что эта работа «непривлекательна для педагогов из-за низкого дохода и социальной незащищённости». 

Вообще-то, насчёт четырёхтысячного дефицита – это очень оптимистичная цифра. Зампредседателя комитета по образованию и науке Любовь Духанина заявила, что «больше половины опрошенных учителей из сельской местности сообщили о нехватке в их школах педагогов». Что имеющиеся педагоги пашут на полторы-две ставки, причём учитель географии ведёт заодно и физкультуру с историей – это уже давно никого не беспокоит: лишь бы работали. 

А какой самый страшный сон любого главврача центральной районной больницы? Что фельдшер Марья Петровна из хуторского ФАПа, 67 лет, которая уже давно собирается на пенсию, возьмёт да и вправду уйдёт. Кто придёт на её место? А никто. Если ещё одну льготу отберут – тем более. 

Больше всего поражает крохоборство родной исполнительной власти. Сельским специалистам уже урезали коммунальные льготы: раньше компенсировали полностью, сейчас возвращают в среднем рублей по 800. И что, именно вот эту малость непременно нужно у них отобрать? Нет других кандидатур? Сколько там на днях нашли краденого у сенатора Арашукова – 31 миллиард? Может, если поскрести ещё по донышку, можно учителям с врачами не только льготы сохранить, а ещё и оклады удвоить?

Кстати, господа министры и прочие начальники, хочу вам напомнить, как вы обычно считаете бюджетные зарплаты. Когда у вас один человек пашет за двоих, вы же не пишете, что он фактически получает не одну большую зарплату, а две маленькие. Вы пишете: учитель (врач) Иванов получает очень много денег – как выросло у нас благосостояние трудящихся. А как вы повышаете зарплаты – забыли? Оклад прибавили, а надбавки урезали – хорошо, если в результате вышло не меньше, чем было. 

А мы наблюдаем, как вы платите 50-рублёвые детские пособия, как щедрой рукой прибавляете к прожиточному минимуму 117 рублей… Как горит огонь, течёт вода, повышаются налоги и отменяются льготы.

Анна КОЛОБОВА