«Почему-то решили экономить на людях, человек уходит на задний план»

Разговор с главой поселения о проблемах местной власти.

За спиной В.И. Фильшина — в его рабочем кабинете — сегодня портрет Медведева. А раньше он «чистил себя под» Брежневым, Андроповым, Черненко, Горбачёвым, Ельциным, Путиным. В этом кресле Виктор Иванович уже 30 лет, с тех пор как 3 декабря 1979 года стал председателем исполкома Краснополянского сельского совета.

Дом, где размещается власть, необычный, старинный. Зданию более 100 лет. И сносу нет. Турлучные стены метровой толщины — зимой тепло, летом прохладно. Когда проводили газ, в потолке вырезали проём: доска перекрытий — белая, чистая, не тронутая временем. Когда-то здесь жил поп, потом староста. Словом, дорогу к дому знает не одно поколение.

Теперь должность Фильшина звучит иначе: глава сельского поселения. А село по-прежнему называется так же красиво — Красная Поляна. Оно — одно из самых крупных в Песчанокопском районе: 1 348 подворий, население — 3 757 человек. Народ тут, скажем так, не самый бедный. Барометр — самый что ни на есть объективный — рынок. Сюда едут торговать со всей округи — со Ставрополья, Кубани, из Калмыкии, Сальска и т. д. Я как раз попал в базарный день — в четверг (у каждого села — свой день недели, выходные — райцентр). И все коробейники говорят: покупательная способность в Красной Поляне выше, чем в любом другом селе, здесь деньги есть. И добавляют, что краснополянцы долго не торгуются: подошёл — спросил — взял.

Откуда достаток? С этого вопроса мы и начали разговор с В.И. Фильшиным.

- С подворий, - говорит Виктор Иванович. - В личных хозяйствах содержится около 1 000 голов крупного рогатого скота, в том числе 595 коров. Это со слов жителей, так они отчитываются. Более точная картина видна, когда скот выгоняют в стадо.

С советских времён повелось — имея 2-3 коровы, пишут, как правило, одну. Подспудная осторожность: а вдруг налог начнут брать. Что касается свиней — были времена, доходило и до 3,5 тысячи голов. В этом году — 1 600 голов. Это очень мало.

Из-за дороговизны зерна многие избавились от животных. Эта цифра колеблется. Много живности — до 30 тысяч голов птицы, держат кроликов, нутрий, пчёл, 350-400 овец и коз.

- Дойное стадо у вас солидное - в ином сельхозпредприятии столько не наберётся...

- Сейчас сдаём 4,8-5,1 тонны молока. С мая, в летний период, доходило до 9 тонн в день. С начала года отправили уже 1 639 тонн. У нас, если корова даёт меньше 20 литров в сутки, хозяйка её держать не будет. Вот, например...

Фильшин достаёт толстую общую тетрадь, листает...

- Виктор Иванович, я такие тетради раньше — при социализме — видел у председателей колхозов. Каждое утро — оперативные данные, расклад по всем фермам.

- Молочные тетради я веду с 3 декабря 1979 года (т. е. с первого дня своей работы. — Авт.). Всё тут у меня расписано.

Полная картина: сдатчики, сборщики, продуктивность, жирность, итоги за 15 дней, месяц, год. Вот в 2007 году Краснова Инна Викторовна сдала 33,4 тонны молока, у неё 10 коров. Серова Надежда Николаевна — 22 тонны от 6 коров, Рязанова Нина Петровна — 21 тонну, у неё 5 коров. И нынче хорошо сдают. Лучших мы награждаем.

По селу работают четыре молоко­сборщицы: трое — с мужьями, одна — с сыном. Свой трактор, тележка, ёмкость, молокомер. Собрали — и на молокоприёмный пункт. Там — охладитель, центрифуга — для определения жирности.

Есть своя ветлечебница, есть техник-осеменатор — работает по заявкам людей.

- На закупочные цены народ, наверное, жалуется...

- Конечно, они низкие. Меньше месяца назад по Красной Поляне цена литра молока была 5 рублей 65 копеек. А уже 23 сентября выросла до 7 руб. 50 коп. Что произошло? В райцентре проводилось совещание, на нём выступила и. о. директора ОАО «Сыродельный завод Семикаракорский» И.Н. Бебешко. У них нехватка молока, пригласила к сотрудничеству. Если заключим с ними договор, пообещала установить свои охладители, хорошие цены, своевременный расчёт и т. д. Тут же отреагировал местный молзавод: поднял цену, иначе люди уйдут туда, где платят больше. Побоялся терять крупнейшего поставщика. Такая конкуренция — на руку людям, дай бог, чтоб так и было.

- Столько коров в селе — их же пасти надо... Власть помогает с кормами?

- Когда шла реорганизация колхозов, для администрации было выделено 1299 гектаров пастбищ и 681 гектар из земель сельхозназначения. В федеральных документах говорилось, что эту землю можно использовать как дополнительную для ведения ЛПХ. И мы на сходе решили: раздать всё, до гектара, людям, которые изъявляют желание заниматься личным подсобным хозяйством. С учётом приусадебной земли: то есть имеет человек 10 соток, дополнительно 90 соток ему нарезаем.

Получилось, что раздали землю на 987 дворов. И отдали её не в аренду, а в собственность людям. Чтобы человек знал, что это его земля — пожалуйста, занимайся. Мы так сделали единственные в районе, а может, и в области.

Эту землю люди отдают в аренду хозяйству (в селе их два — ЗАО им. Кирова и ООО «Степное». - Авт.), которое обрабатывает её, возделывает, в основном, колосовые и отдаёт с гектара 0,5 тонны зерна. Люди платят лишь налог на землю — 187 рублей в год. Но это не значит, что только хозяйство может обрабатывать. Обсуждали такой вариант: если соберётся группа людей — 100, 200 человек, — они могут объединиться и выделиться, заниматься землёй самостоятельно. С другой стороны, хозяйство идёт навстречу: что вы хотите — по вашим заявкам — мы вам будем сеять, никаких проблем. Заказывайте — кукурузу, суданку и т. д.

Что касается пастбищ: 1 299 гектаров — это в основном неудобья: балки, овраги. Но с этой земли мы налогов не берём. Хотя это наш бюджет, и нас заставляют сдавать её в аренду. Мы же решили так: есть у нас 5 стад — пусть люди пасут скот. В нынешних условиях не надо накладывать на них дополнительные расходы.

- А ваш бюджет каков?

- Годовой бюджет 6 438 тысяч рублей. Приятно сказать, проблем со сбором платежей нет. Основная доля — 72 процента — приходится на земельный налог: 4 347 тысяч рублей. Все своевременно платят. С учётом того, что на нас сбросили, вменили в обязанность всё, что только можно на селе, это небольшие деньги. Их не хватает. Если перечислять, на что не хватает, много места потребуется. У нас одних только полномочий более 30 пунктов, посмотришь — голова кругом идёт. Поэтому стараемся не распылять средства. Приходится выбирать, отдавая предпочтение проблемам, общезначимым для села.

Вот сейчас держу средства для участия в софинансировании, у нас есть на счёте 2 274,7 тысячи рублей. Губернатор области выступил с инициативой — привлечь администрации поселений участвовать в софинансировании по строительству дорог и приобретению техники для нужд ЖКХ. По дорогам мы вносим 13,7 процента, остальное — область. Мы на это идём. Подали заявку на три улицы, сделали проектно-сметную документацию, госэкспертизу. Если область даст деньги, я готов хоть завтра эти дороги капитально отремонтировать. Это потребует от нас где-то полтора миллиона.

По технике для ЖКХ мы платим 30%, область — 70%. Тоже дали заявку — нам нужен трактор МТЗ-82 с буровой грунторезной машиной. У нас много водопроводов, которые пришли в негодность. Чтобы не губить улицы, не рыть больших траншей, эта машина и нужна, её проход — 14-24 сантиметра шириной. К этому трактору будет ещё и тележка. Для нас обойдётся это в 450 тысяч рублей. Мы готовы, дело — за областными властями.

- Виктор Иванович, советская власть при социализме и нынешняя муниципальная при капитализме. Сравните.

- В то время кто строил дороги на селе, занимался соцкультбытом? Хозяйства. Мы в исполкоме проводили собрания депутатов и поднятием руки одобряли. Принимали решения: сделать, построить и т. д. А всё это делалось председателем колхоза. Хотя говорили: депутат, депутатские группы — всё это было фикция. Или чисто условно.

Сейчас же произошло чёткое разграничение. Имея свой бюджет — строим. Дороги, уличное освещение, водопровод, объекты соцкультбыта и т. д. - всё это лежит на органах местного самоуправления. Есть деньги в бюджете — будем ремонтировать, освещать, благоустраивать и т. д. Нет денег — никакое хозяйство нам это делать не будет.

- Что, уже к сельхозпредприятиям, фермерам и не обратишься? Не помогут?

- Лет пять назад затеяли капитально отремонтировать детсад на 120 мест. Бюджетных денег не хватало. Я собрал руководителей хозяйств, КФХ, предложил им: давайте скинемся. Благодаря фермерам (в селе 115 КФХ, обрабатывают 8 875 гектаров — Авт.) - они собрали 120 тысяч рублей — полностью восстановили отопление. ЗАО им. Кирова построило котельную, водопровод. Это — спонсорская помощь.

А сегодня вести речь о спонсорской помощи опасно — можно угодить за решётку. Местная газета опубликовала обращение районной прокуратуры к гражданам: пишите, звоните по известным вам фактам коррупционных проявлений. Четырнадцать пунктов, один из которых - «понуждение... предпринимателей к оказанию «добровольной» помощи». Недавно был день села. К фермерам я уже не обращался. Мы — между молотом и наковальней.

- А с людьми как работается?

- Когда я начинал в 79-м году, в селе чтобы не работал мужчина — это было вообще ЧП. Если не работали женщины, там 3-4 человека, мы их приглашали в сельсовет, беседовали. И из прокуратуры был человек. Говорили: два дня срока, чтобы вы шли работать на ферму или в бригаду.

А нынче — нет работы. Более 40% трудоспособного населения сейчас не работает у нас. Это во всех сёлах так. Руководителей хозяйств можно понять: начали считать деньги. Идут сокращения. А что мы даём взамен? Ничего. Фабрику или завод я в селе не построю.

Село не молодеет, стареет. У нас убыль населения: умирает в полтора раза больше, чем рождается. Почему-то решили экономить на людях, человек уходит на задний план. Медицина — в загоне, один врач на всё село, даже сестринские посты ликвидировали, которые дежурили круглосуточно. Такое отношение к селу... оно вымирает. Не хотелось бы оказаться в таком положении, как деревни Центральной России: стоит хата с трубой и дедушка или бабушка, которым некуда уехать.

Я благодарен селянам, что они с пониманием относятся к проблемам, которые у нас есть. Но видя, что творится вокруг, люди с содроганием думают, что будет так, как рассказал недавно гость со Ставрополья. Едет, смотрит – один указатель стоит, что тут было село, а ничего вокруг нет. Неужели к этому придём? Упаси бог, если ничего не будет меняться!

- А ваши возможности по созданию рабочих мест?

- Пытались теплицами заниматься. Но встаёт вопрос реализации: куда девать продукцию? Что может глава сделать в селе? Я содержу «зелёную бригаду» - 11 рабочих мест создали, люди занимаются парком, ведут благоустроительные работы и т. д. И всё. Считаю, основное для села – чтобы не было безработицы – это занятие личным подсобным хозяйством. В этом вопросе должна быть чёткая продуманная политика: цены, сбыт, стаж и т.д. Мне непонятно только одно: почему сейчас не проводится опрос общественного мнения или анкетирование селян? Приезжайте, спросите: как бы хотели видеть себя исходя из обстановки, чем бы могли заняться, чтобы пополнить семейный бюджет...

- Вот вы проводите. В личных беседах. Что говорит народ?

- Народ говорит одно. Мы бы с удовольствием занимались ЛПХ, у нас для этого есть все условия. Создайте только нам нормальную ценовую политику. Почему в Ростове краснодарское молоко? А у нас своя невостребована продукция. Чем она хуже? Ничем. Что мешает организовать дело? Непонятно.

Выразить свое отношение: 
Рубрика: Сельское хозяйство
Газета: Газета Крестьянин