Трагедия и тайна царицы Соломонии

Мощи отвергнутой жены царя Василия III доныне хранятся в суздальском монастыре, а судьба её сына осталась неизвестной

Отец Ивана Грозного, царь Василий III, страдал бесплодием. Правда, сам он считал себя здоровым. С первой женой, Соломонией, он прожил 20 лет, так и не родив наследника престола. Женившись второй раз на юной красавице Елене Глинской, он долгое время оставался бездетным. Династия Рюриков была близка к тому, чтобы прерваться навсегда...

Предсказание юродивого

Вымаливая у Бога наследника, царь построил немало церквей, объехал святые места - всё было тщетно. Во время одной из прогулок царская чета встретила юродивого, который, посмот­рев на заплаканную царицу Елену Глинскую, сказал: «Не плачь, скоро ты родишь сына, Тита ума широкого».

...Предсказание юродивого сбылось. 25 августа 1530 года, в день памяти святого Тита, царица родила сына Ивана. Ему суждено было вписать в историю страны покорение Казани, Астраханского ханства, выход к Балтийскому побережью. Многие из этих событий стали кровавыми, другие - победоносными. Фигура Ивана Грозного по сей день вызывает яростные споры. Даже его рождение окружено фактами более чем загадочными и неоднозначными. А ведь мог и не родиться...

(Кстати, через несколько месяцев у царицы родился второй сын, Юрий. Ему не суждено было прожить долго. По свидетельству летописца, он был «несмыслен и прост» - страдал слабоумием.)

В ознаменование рождения первого сына Василий построил в Коломенском две церкви - Усекновения головы Иоанна Предтечи и Вознесения. Это были храмы невиданной смелости и изумительной красоты. Сооружение этих церквей сопровождали события и трагичес­кие, и загадочные. В трагедии, разыгравшейся здесь 500 лет назад, сплелось всё: твёрдость духа и низость; призрачность радости и глубина незаслуженного несчастья. Впрочем, всё по порядку...

Царская невеста

Поиски невесты для будущего царя Василия начал ещё его отец, Иван III. Он решил выбрать невесту сыну из дочерей своих подданных. Это был первый на Руси смотр невест. Во все города были посланы царские грамоты, согласно которым родители должны были представить своих дочерей-девок на смотр. Кто утаит дочь-девку и к боярам не привезёт, тому «быть в великой опале и казни». Вот как описывает смотр невест римский историк Павел Новокомский: «Желая вступить в брак, повелевают избрать из всего царства девиц, отличающихся красотой и добродетелью, и представить их ко двору. Здесь поручают их освидетельствовать надёжным сановникам и верным боярыням, так что самые сокровенные части тела не остаются без подробного рассмотрения. Наконец после долгого и мучительного ожидания та, которая понравится царю, объявляется достойной брачного с ним соединения. Прочие же соперницы с ней по красоте, стыдливости и скромности по милости царя в тот же самый день обручаются с боярами и военными сановниками».

...Невест привезли в Москву более пятисот. Из них выбрали триста, из трёхсот двести, после сто, наконец только десять - осмотренных повивальными бабками. Из сих десяти Василий избрал себе невесту - дочь незнатного дворянина Василия Сабурова, который после смотра невест стал боярином. Звали царскую невесту Соломонией. В сентябре 1505 года состоя­­лась свадьба Василия, а через месяц скончался царь Иван III, оставив сыну престол и царство. Правил Василий долго - 27 лет.

В самом начале царствования Василия III в Москву был приглашён образованнейший человек своего времени - греческий монах Михаил Триволис. На Руси его прозвали Максим Грек. За просвещённость он был приближен ко двору. Ему было суждено прожить долгую, но мученическую жизнь. Причиной тому стала личная драма государя. Из сугубо семейной она превратилась в государственную. В этот водоворот попали многие известные люди той эпохи.

Развод

Почти двадцать лет прожили в любви и согласии царь Василий и царица Соломония, но наследников у них не было. Они ездили по Святым местам, сделали много подарков, вкладов и пожертвований. Было выстрое­­но немало церквей в молении о детях. Но всё было напрасно. И тогда Василий принимает решение развестись с «неплодной женой». Неслыханное по тем временам дело! На Руси в ту пору не было случаев развода. Причиной второго брака могла считаться только смерть жены. Царь понимал, что своим разводом с добродетельной женой, любимой в народе, он попирает закон - и земной, и божеский. Но интрига разрасталась, о намерении заговорили не только в боярских палатах, но и на улицах. Всех волновало: что же будет с Соломонией?

В феврале 1522 года был низвергнут и сослан митрополит Варлаам, восставший против развода великого князя. На его место митрополитом Всея Руси был поставлен игумен Даниил - одной только волей царя, даже без участия церковного собора. Новый митрополит, невзирая на запрет своего духовного «начальства» - патриарха Константинопольского, самолично дал царю разрешение на развод. Узнав об этом, за Соломонию вступились просвещённый монах Максим Грек и бояре, входившие в его «кружок». Это означало, что против царя восстала интеллигенция, цвет общества. Однако, Василий не остановился и тут.

Кое-кто из бояр поплатился головой. А вскоре началось следствие по делу Максима Грека, который был одним из самых уважаемых и почитаемых на Руси людей. В итоге руками церкви он был осуждён якобы за ересь и сослан в Иосифо-Волоколамский монастырь без права писать и читать. Можно ли придумать более жестокое наказание для книжника?

Обвинение

После ссылки Максима Грека развод с Соломонией казался царю делом решённым. Но судьба опять приготовила ловушку. В народе начались разговоры, будто бы царь, в сговоре с боярами, жену свою убить надумал. Поползли слухи о царе-женоубийце. Василий понимал: единственный способ избавиться от Соломонии - опорочить её в глазах общественного мнения. Это было непросто. В Соломонии уважали не только её великокняжеский сан, но и личную добродетель, набожность, кротость. Разбить этот образ мог только серьёзный проступок. Или грех. И его нашли.

В 1525 году царь предъявляет законной жене «иск о неплодстве». Кроме того, царицу обвинили в том, что она пыталась околдовать царя, прибегала к помощи гадалок и знахарок, к колдовству и «заговорам» - это резко ухудшило её положение, так как возникло подозрение, а не было ли от того колдовства порчи великому князю?! Участь Соломонии была решена. В ноябре 1525 года она была насильно, с побоями, пострижена в монахини. После того как царицу облачили в чёрные одежды, она громко и отчётливо произнесла: «Бог всё видит и отомстит за меня». Москва была потрясена и несправедливостью, и жестокостью царя и его холопов.

Беременная монахиня

Через несколько месяцев по Москве поползли слухи: дескать, Соломония (теперь инокиня Софья), в монастыре родила сына и нарекла его Георгием. Может, беременной она была уже до пострига? Государь сильно разгневался и приказал расследовать правдивость слухов. Слухи подтвердились. Правда, показать ребёнка царёвым посланникам Соломония отказалась, заявив, что они «недостойны того, чтобы их глаза видели царевича, а когда он облечётся в величие своё, то отомстит за обиду матери».

Кто же отец ребёнка, рождённого в монастыре? Неужели царь, который в течение двадцати лет не смог произвести на свет законного наследника? Или кто-то другой, сумевший принести опальной царице радость материнства вместо бесплодного царя? Мы никогда не узнаем правды. Точно известно одно: осенью 1526 года Василий подарил инокине Софье из Суздальского Покровского монастыря богатое село.

В 1934 году, при раскопках в Покровском монастыре, где провела последние годы жизни развенчанная царица, археологи вскрыли маленькую могилку рядом с гробницей опальной царицы... Там была обнаружена кукла, наряженная в дорогую шёлковую рубашку. Эксперты установили время захоронения - середина ХVI века. Но для чего монахиня взяла на себя грех, устроив поддельную могилу? Не для того ли, чтобы скрыть настоящего ребёнка и отвести от него опасность?

Рождение ребёнка означало бы ложность царского иска, и не было бы Василию тогда прощения. Оскорблённое чувство справедливости у подданных могло привести к непредсказуе­мым последствиям. Не это ли стало причиной фальсификации погребения ребёнка?

Недолгое счастье соперницы

Если жена была пострижена в монахини с его ведома и согласия, то по церковным законам царь тоже должен был принять постриг. Но вместо этого он выбрал новую жену. Выбор царя потряс людей. Имя невесты вызвало негодование даже у самых близких и верных подданных. Ею стала Елена Глинская, племянница князя Михаила Глинского, имевшего стойкую репутацию авантюриста или, во всяком случае, человека безнравственного. Во время сватовства царя к Глинской её дядя сидел в тюрьме за попытку сдать обратно Литве Смоленск: так он хотел отомстить царю за недостаточное, на его взгляд, вознаграждение. И его племянница, полька-иноземка, должна была занять русский престол!

Но Василий не желал никого слушать. К неудовольствию бояр, но в угоду молодой жене, воспитанной в европейских традициях, он сбрил бороду и начал приготовления к свадьбе. Её пышность была невиданной по тем временам. Как будто бы рос­кошью и помпезностью царь хотел подчеркнуть законность своего шага.

Василия можно было понять. Елена Глинская отличалась редкостной красотой. Не так давно эксперт-криминалист Сергей Никитин провёл реконструкцию её внешности. Это была женщина с правильными тонкими чертами лица польско-литовского типа. На худощавом лице выделялись большие миндалевидные глаза. Глинская оказалась рыжеволосой: в гробнице сохранились её коса и реснички рыжего цвета.

Триумф Елены в московском Кремле был недолгим. Уже через год после свадьбы злые языки заговорили о том, что, дескать, и молодая царица бесплодна, или сбывается проклятие развенчанной Соломонии. Прознав про рождение у Соломонии сына, Елена призвала к себе боярина Шигону и приказала убить младенца... Но тот, по преданию, отдал ребёнка одному рязанскому боярину. Именно он якобы инсценировал похороны ребёнка, вместо которого в гробу лежала кукла.

Почти пять лет провела Елена Глинская в тяжких переживаниях и тревогах: беременность у неё не наступала. Во всяком случае, если бы не предсказание юродивого из Коломенского, её будущее вряд ли можно было назвать благополучным.

И семейного счастья не вкусила молодая царица. Через три года после рождения сына Ивана Василий простудился на охоте и умер. Тогда-то Глинская и начала появляться на людях со своим фаворитом, Овчиной-Телепнёвым-Оболенским. Злые языки утверждали, что роман их начался задолго до того, как царица овдовела, и что отцом царевича Ивана на самом деле был царицын любовник, а не бесплодный Василий. В апреле 1538 года Глинская внезапно умерла, оставив восьмилетнего сына. После её кончины Овчину-Телепнёва заточили в острог и уморили голодом. Вскоре был лишён сана и сослан в далёкий монастырь митрополит Даниил, разрешивший царю развод с Соломонией.

* * *

Опальной царице суждено было пережить и мужа, и соперницу. Инокиня Софья преставилась в 1542 году. Тлен не коснулся её тела. Мощи многострадальной Соломонии доныне хранятся в подземелье суздальского Покровского монастыря.

За праведную жизнь она была причислена к лику святых и ныне почитается Церковью как преподобная София Суздальская.

Максим Грек пережил всех участников этой драмы. Он прожил в монастырских тюрьмах около двадцати лет и только перед смертью переехал в Троице-Сергиеву обитель, где и был похоронен. Русская православная церковь канонизировала его в 1988 году.

О событиях почти 500-летней давности напоминают две старинные церкви. Те самые, построенные Василием III в Коломенском. Сегодня это два древнейших храма не только в Москве, но и во всей России.

Ирина МИШИНА

Выразить свое отношение: 
Вы проголосовали 'вниз'.
Рубрика: Страницы истории
Газета: Газета Правила жизни плюс