Малолетних внучек – к ответу!

Бабушка и дедушка подали иск в суд на трёхлетнюю Юлю и девятилетнюю Алёну, требуя, чтобы девочки возместили расходы на похороны их отца

«Ход конём»

«Ответчицами по иску выступают Большаковы Алёна 2002 года рождения и Юлия 2007 года рождения» (имена изменены – Авт.), – пояснил в начале судебного заседания председатель Ейского районного суда Виталий Кузьмин. Он не оговорился, как, быть может, вы подумали. Интересы девочек представляла в суде их мать Лариса Большакова, бывшая жена их покойного отца. Ну а иск трёхлетней Юле и девятилетней Алёне предъявили их родные бабушка и дедушка. Мария Васильевна и Пётр Афанасьевич Большаковы требовали, чтобы малолетние внучки возместили им расходы «на достойные похороны» их сына Михаила – отца девочек.

В заявлении в суд сказано, что все затраты, связанные со смертью Михаила, понесли они, его родители. Квитанции о стоимости гроба, креста и венков (19 тысяч 500 рублей), затратах на организацию поминок (15 тысяч) и надгробный памятник (30 тысяч) бабушка и дедушка Юли и Алёны приложили к материалам дела. Учли даже 835 рублей госпошлины, которую уплатили при подаче иска против малолетних внучек. Всю указанную сумму, считают бабушка и дедушка, нужно разделить поровну между всеми наследниками покойного: его родителями и его малолетними детьми. Как утверждают, похороны сына обошлись им больше чем в 60 тысяч рублей. И половину этой суммы, как убеждены истцы, следует взыскать в их пользу с малолетних дочерей покойного.

Основанием для иска который можно назвать беспрецедентным, родители покойного считают то, что «согласно статье 1174 Гражданского кодекса РФ все расходы на похороны возмещаются за счёт стоимос­ти наследства покойного». Здесь уточню, что малолетние девочки унаследовали от отца две шестнадцатых дома (столько же перешло к родителям покойного). И поэтому, как рассудили бабушка и дедушка, обязаны им возместить половину расходов на похороны сына. Впрочем, судиться со своими внучками бабушка и дедушка надумали после того, как мама Юли и Алёны обратилась в суд с заявлением о взыскании задолженности по алиментам (супруги были разведены). Узнав об этом, родители Михаила забеспокоились о судьбе своей недвижимости. И решили «сделать ход конём», взыскав с малолетних внучек половину расходов на похороны собственного сына.

Алёнка принесла свою копилку

На первое судебное заседание Лариса, бывшая жена покойного, пришла с маленькими дочками. На вопрос, как объяснила девочкам происходящее, она ответила: «Так и сказала: бабушка и дедушка хотят, чтобы вы вернули им половину денег, которые потрачены на похороны вашего папы». И старшая, Алёнка, сказала, что готова разбить свою копилку, где «уже пятьдесят рублей». Девочки, конечно, не могли понять и оценить происходящее. Да и судья за тридцать лет подобный иск рассматривал впервые.

Интересы истцов (родителей покойного) представляла в суде их дочь Наталья Савина, имеющая юридическое образование и занимающая руководящую должность на одном из местных предприятий. Признаюсь, я поёжилась, когда она чётким «металлическим» голосом перечисляла расходы на похороны брата: «Гроб, крест, венок. Услуги морга – обмывали, одевали (платёжные документы предоставлены). Продукты на поминки (квитанций, к сожалению, не сохранилось). Приобретение и установка памятника. Ещё судебные расходы – госпошлина и плата адвокату, составившему исковое заявление».

И всё же самое постыдное было впереди. «Вы настаиваете на исковых требованиях к вашим малолетним внучкам?» – с этого вопроса судья начнёт второе заседание. «Да! Мы намерены взыскать половину расходов на похороны плюс судебные издержки – 34500 рублей», – ответит сестра покойного.

На это заседание суда обе стороны пригласили свидетелей – тех, кто был на похоронах. Мать девочек пыталась доказать, что львиную долю похоронных расходов родителям покойного уже возместили. На предприятиях, где Михаил когда-то работал, собрали немалые деньги. Как рассказала, приходившие на похороны опускали купюры в специально поставленную трёхлитровую банку, клали на поднос или отдавали сестре покойного. Ну, а сама сестра всё это отрицает. Свидетели, мол, врут – никаких серьёзных денег родственники покойного не получали. Желая это подтвердить, истцы привезли в районный суд даже старенькую бабушку покойного.

Чтобы вывести «лгунов» на чистую воду, сестра покойного в деталях уточняла, кто и с какой стороны от гроба стоял во время похорон. Где был поднос для денег, где находилась банка... В какой момент и, главное, в чьи руки люди отдавали деньги. Свидетельница со стороны истцов «не видела, чтоб кто-то передавал кому-то деньги. А в пол-литровую баночку», как утверждает, «люди опускали только мелкие купюры. Набралось от силы тыщи две».

Но как только стали выступать свидетели со стороны ответчицы (матери Юли и Алёны), начались метаморфозы. И они касались не только собранной суммы. «Пол-литровая баночка», в которую приходившие опускали деньги, «выросла» до трёхлитровой. «Лично я отдал вам (свидетель кивает на сестру покойного. – Авт.) в конверте 5 тысяч рублей от нашего предприятия». «Ничего вы мне не отдавали! – возмущается истица. – Вас совесть не замучает?!» И снова уточняет месторасположение гроба, стола с подносом, банки и «расстановку действующих лиц». Они становятся подобны шахматным фигурам в «партии» не слишком щепетильных игроков.

С детьми не разводятся. А с внуками?

Я опустила множество деталей, которые касаются взаимоотношений ответчицы с роднёй бывшего мужа. Скажу лишь, что в обвинениях истцов не раз звучало слово «совесть». «Если уж речь о совести, – заметит судья, – я назначал спустя два дня второе заседание в надежде, что, увидев малолетних внучек, истцы одумаются». «Так она же может в счёт алиментов дом у нас забрать! – разволновались родственники покойного. – Мало ей того, что вещи вывезла...» «До дома дело не дойдёт, – успокоил судья. – Вы видели когда-нибудь, чтобы долги по алиментам гасили, например, за счёт трубы или дверей? Речи о недвижимости не идёт. Здесь речь о ваших внучках. И кстати, младшей завтра исполняется четыре года. Вы подарочек Юле приготовили?» «Да она... – бабушка делает жест в сторону Ларисы. – Да ей... Всё это из-за неё!»

Во всём винит бывшую невестку и сестра покойного. «Бывшую» ещё и потому, что за пару месяцев до своей гибели её брат с женой развёлся. Впрочем, мама Юли и Алёны говорит, что они с мужем любили друг друга и мечтали сойтись. Но это всё не важно. И не только потому, что Михаила больше нет. А потому, что речь сейчас о девочках, дочках покойного. Говорят, с детьми не разводятся. А с внуками?..

Судья Виталий Кузьмин отказал родителям покойного в удовлетворении их иска к малолетним внучкам. Что касается задолженности по алиментам – запланированное заседание отменили. Мать девочек от иска отказалась.

Татьяна ШЕКЕРА

г. Ейск, Краснодарский край

Выразить свое отношение: 
Рубрика: Общество
Газета: Газета Крестьянин