Путин сделал первый шаг к «снаряду»

Полемические заметки о заседании президиума Госсовета по земельным проблемам.

В позапрошлый вторник, 9 октября, президент Путин провёл в Кремле заседание президиума Госсовета, посвящённое «повышению эффективности управления земельными ресурсами в интересах граждан и юридических лиц». Выглядел Путин непривычно. Без металла в голосе и без пронзительного ленинского взгляда исподлобья он казался отстранённым и почти домашним. Может быть, потому, что накануне Владимир Владимирович разменял седьмой десяток. А может быть, причина гораздо серьёзней. Путин хорошо осознаёт опасность земельной проб­лемы, по его словам, как «одной из самых сложных и исторически острых проблем вообще, а в нашей стране в особенности». Земельная реформа в тупике. Отсюда и внешний вид президента, скрывающий растерянность, столь несвойственную Путину.

Реальность такова, что у нас уже есть не только латифундисты, но и земельные олигархи. В их собственности десятки, если не сотни тысяч гектаров. Повышать эффективность управления земельными ресурсами в интересах граждан, не задевая интересов крупных собственников, невозможно. Видимо, чтобы не говорить об этом прямо, Путин придумал образное выражение: «Это один из первых “подходов к снаряду” на этом направлении». И в самом деле, проржавевшая проблема земельных отношений напоминает старый артиллерийский снаряд, поднятый ковшом экскаватора из глубин земли. Никто не знает, что с ним делать. Взорвётся или... пронесёт.

Но вернёмся к докладу Путина на президиуме Госсовета. На наш взгляд, в нём неоправданно выпячена зависимость жилищной проблемы от земли. «У нас есть исторический шанс кардинальным образом решить жилищный вопрос в России. Но без решения вопроса о земле мы и жилищный вопрос также не решим никогда».

О какой земле речь? Президент призывает передавать другим собственникам «элементарно простаивающие» земли, которые находятся в расположении ведомств и организаций. И называет барьеры, воздвигнутые коррумпированным чиновничеством между землёй и гражданами. Это необоснованный бюрократизм, отсутствие информации о свободных землях, положение людей как бесправных просителей, произвол и нежелание столоначальников считаться с их запросами и потребностями...

«Письма об этом потоком идут к президенту и в Правительство Российской Федерации», – сказал Путин.

Можно подумать, что мы с президентом и Правительством живём в разных государствах. Им люди пишут, причём массово, о невозможности приобрес­ти участок под строительство. А вот в «Крестьянине» таких писем кот наплакал. Зато к нам, в газету, идут потоки писем от собственников земельных паёв. Невозможно выделить их в участки. Узаконить. Избавиться от недобросовестного арендатора. Организовать и развивать фермерское хозяйство. О том, что арендных отношений, как таковых, нет. А есть одностороннее использование общей долевой собственности на землю арендатором. И ко всему закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» вынуждает продавать землю... Почему-то об этих потоках писем президент не сказал ни слова.

Зависимость жилищной проб­лемы от земли преувеличена. Не так уж много у нас людей, имеющих достаточно средств для приобретения земельного участка и строительства дома. Это по силам представителям среднего класса, которого, как известно, в стране практически нет. Из выпяченной зависимости жилищной проблемы от земли торчат уши тех, кто покушается на земли сельскохозяйственного назначения. Что Путин и подтвердил в своём выступлении. Он заявил о том, что система разделения земель по целевому назначению, то есть по категориям, устарела. И «необходимо создать прозрачную и удобную для бизнеса и граждан модель использования земли». Это значит ликвидировать деление земель по категориям. Поясним, о чём речь.

Семь категорий земель существуют давно и оправдали себя на практике с точки зрения отграничения правового режима одной категории земель от другой. Система категорий ориентирована прежде всего на сохранение земель сельскохозяйственного назначения как незаменимых и трудновосстановимых, недопущения их перевода в менее эффективные формы хозяйствования.

Осознаёт ли глава государства, что ликвидация принципа деления земель по целевому назначению – это революция в землепользовании с непредсказуемыми последствиями? Вроде бы, осознаёт и просит «внимательно проанализировать» вопрос. Но тут же сообщает, что в недавно принятых основах государственной политики использования земельного фонда предусмотрено исключение из законодательства принципа деления земель по целевому назначению.

На Путина давят латифундисты и олигархи, скупившие огромные площади сельскохозяйственных земель. Они хотят строить на них дворцы и развлекательные центры в стороне от экологически неблагополучных городов. И президент поддаётся давлению, пытаясь держать марку: «Должно быть чёткое понимание того, где и что можно строить... Нужно предусмотреть институты, которые обеспечат защиту особо ценных и заповедных земель, а также сельхозугодий».

Какие институты, Владимир Владимирович! Если категории ликвидируют, начнётся уничтожение сельхозземель. И никакие институты их не спасут. Вот вам свежий пример.

В Ростовской области зять крупного областного чиновника скупил пастбища и построил на этой земле развлекательный центр. В результате жители села были вынуждены вырезать скот, так как его негде пасти. А местный фермер оказался на грани разорения. И это при том, что перевести землю сельхозназначения в другую категорию ох как непросто. А если категорий не будет?

После доклада Путина выступили члены рабочей группы президиума. Нельзя сказать, что у них имеется ясное представление о проблеме. Их замечания и предложения запутали вопрос окончательно. 

В противоречивой обстановке на заседании президиума Госсовета чётко и определённо, по-военному, выступил только губернатор Московской области С.К. Шойгу. Бывший министр по чрезвычайным ситуациям не лукавил и попросил Путина для Московской области отнести отмену категорий земель до 2014 г. Заодно «увеличить довольно серьёзно стоимость перевода» земель сельхозназначения в индивидуальное жилищное строительство. И ввести драконовскую норму о запрете на распоряжение земельными участками, в отношении которых отсутствуют сведения о точных границах, с 1 января 2013 г. Предполагалось – с 1 января 2018 г. Статис­тика такова: сегодня в кадастре 60 миллионов участков. Имеют границы из них только 30 миллионов. Половина границ не имеют. Фактически из оборота они исключены.

(Кстати, в то время, когда готовилась эта статья, в Целинском районе Ростовской области объявили голодовку бывшая доярка Александра Николаевна Осыка и бывшая работница хозяйства Екатерина Дмитриевна Юрьева. Регистрационная служба отказывается узаконить границы их выделенных участков. Подробнее – на стр. 3.) 

Итоги дискуссии на заседании президиума Госсовета подвёл глава государства. Путин признался: «...Честно говоря ...мы никогда вообще этим предметно не занимались».

Вот так! Столько лет говорят и пишут о «проржавевшем снаряде».

И только сейчас к нему сделан первый шаг.

Фото пресс-службы президента РФ

Выразить свое отношение: 
Вы проголосовали 'Вверх'.
Рубрика: Политика
Газета: Газета Крестьянин