Школа «Кока-колы»

Известная американская корпорация за 20 лет работы в ставропольском селе повлияла даже на разводы.

Ставропольское село Солуно-Дмитриевское, оно же – станция Нагутская, известно двумя достопримечательностями. Во-первых, это родина генсека Юрия Андропова. Во-вторых, здесь более 20 лет работает филиал американской корпорации «Кока-кола». Второе обстоятельство, повлияло на жизнь села гораздо больше.

Лет 10 назад я приезжал в Солуно-Дмитриевское, где встречался с селянами и расспрашивал их об отношении к одному из символов американского капитализма. В целом отзывы были положительные. Ведь филиал компании обеспечил работой более двухсот человек, научил их работать в жёстких условиях рынка, а поступавшие налоги в местный бюджет позволили селу неплохо развиваться. Результатом поездки стал материал в «Крестьянине» под названием «С “Кока-колой”» по жизни».

Недавно я узнал, что «Кока-кола Эйч Би Си Евразия» приняла решение свернуть производство в Солуно-Дмитриевском, оставив здесь лишь склад готовой продукции. Что повлияло на такое решение и чем это обернулось для села? Чтобы ответить на эти вопросы, я вновь отправился в Солуно-Дмитриевское.

Регламент превыше всего

Отправился на завод, вернее на то, что от него осталось. Внешне перемены незаметны. Всё блестит, сверкает, а на стоянке полно легковых машин. Охрана в обмен на паспорт выдала мне бейджик с надписью «Гость», а секретарь спустилась к проходной, чтоб проводить к директору Анатолию Дуде. Надо сказать, что Анатолий Иванович руководит филиалом со дня его основания.

Директор долго пытал меня, о чём была та статья, и что это за газета такая – «Крестьянин», и какова цель моего визита на этот раз. Потом вызвал специалиста по связям с общественностью Маргариту. Вдвоём они выслушали мои вопросы и вежливо сообщили, что ответить на них не имеют возможности. По установленному в компании регламенту все контакты с прессой возможны только с одобрения вышестоящей инстанции, которая находится сейчас в Нижнем Новгороде. Чтобы получить добро, нужно отправить туда мою заявку с вопросами, на что уйдёт не меньше недели. Потом я получу ответы в письменном виде.

Я вынужден был откланяться. Маргарита потом позвонила мне на сотовый и ещё раз извинилась за то, что не смогла помочь. Таковы корпоративные правила, которые неукоснительно должны исполняться, и исключений быть не может. Позже слова «регламент», «корпоративная этика», «алгоритм» я услышу ещё не раз, уже от жителей Солуно-Дмитриевского.

Невосполнимая потеря

Захожу в здание сельской администрации. Здесь атмосфера более доверительная – наши порядки. Но и здесь влияние «Кока-колы» весьма ощутимо. Хотя бы потому, что и глава Николай Пелихов, и управляющая делами Елена Кривенко, и специалист Геннадий Кузнецов

– все прошли школу «Кока-колы». Пелихов был довольно большим начальником на заводе, отвечал за производство. Но об этом этапе личной жизни распространяться не захотел. Школа «Кока-колы»?

– А потеряли мы с закрытием завода много, – говорит Елена Кривенко, – только на учёт в службу занятости встали 67 человек, реально больше жителей села лишилось работы. Но надо отдать должное предприятию – оно сделало всё, чтобы смягчить удар. На специально созванном собрании коллектива сообщили о решении закрыть завод, извинившись за созданные проблемы, тут же заверив, что фирма не отказывается от взятых на себя социальных обязательств. Это содержание котельной, очистных сооружений, другой коммунальной инфраструктуры, которая находилась на балансе предприятия. Всем сокращаемым попытались предложить альтернативу в трудоустройстве. Кого-то перевели с линий розлива в грузчики, водители, помощники водителей. Другим, наиболее ценным специалистам, предложили переехать в Ростовскую область на вновь построенный завод, где даже гарантировали оплату снимаемого жилья. Всем, кто оказался за бортом, выплатили полугодовое выходное пособие. Это притом что по российскому законодательству оплачивается только три месяца. Словом, по-людски поступили.

– И есть примеры переезда?

– Да, семья Лапиных, например. Они поначалу жили на съёмной квартире, а сейчас взяли ипотеку и купили жильё. Решили пускать корни на новом месте.

– Кстати, наши кадры ценят и в самой компании, и везде, куда бы наши люди ни пришли устраиваться, – заявил Николай Пелихов. – Сейчас руководителями в филиалах «Кока-колы» работают выходцы из Солуно-Дмитриевского, например, во Владивостоке, Армавире, в

Армении. Наши люди есть даже в Швейцарии, Ирландии.

Как сообщили мои собеседники, напитки, выпускаемые в сельском филиале, были очень высокого качества. На это повлияли два фактора: высокий уровень специалистов и очень хорошее качество воды. Её брали через канал из Кубани. Говорят, что напитки из Солуно-Дмитриевского по качеству занимали третье место в Европе.

– Помимо того что люди потеряли работу, муниципалитет лишился серьёзных доходов в казну, – говорит Николай Иванович. – Это где-то около трёх миллионов в год. А было время, когда «Кока-кола» обеспечивала профицит местного бюджета, а бюджет района пополняла на 50 процентов. С переходом головного предприятия в Нижний Новгород край лишился серьёзного налогоплательщика. А наш сельский бюджет просто нищенский.

Минусы перевесили

Почему край не удержал на своей территории такого крупного налогоплательщика, можно только предполагать. Например, в комитете по пищевой и перерабатывающей промышленности мне сказали, что с филиалом давно никаких отношений не поддерживают. Они живут сами по себе.

Довелось услышать такое мнение, объясняющее уход под эгиду Нижнего Новгорода. Якобы один из председателей краевого правительства во время визита на предприятие повёл себя здесь не слишком красиво, что испортило надолго отношения с краевым руководством. Может, домыслы, но есть очевидный факт, что с инвестором надо работать, дружить, уважать его, даже если он и не раскланивается перед тобой на каждом шагу. А в крае это не всегда умеют делать.

Но скорее всего, причина ухода – экономическая. По мнению Геннадия Кузнецова и его сводного брата Виктора Емельянова, работавших начальниками цехов на заводе, на предприятие слишком сильно давил груз коммунальной инфраструктуры, доставшийся от старого завода по розливу минеральной воды. Чисто сельская проблема, когда основное предприятие в поселении вынуждено содержать на балансе и котельные, и канализации, и электрические подстанции, и многое другое. Такого обременения нет ни на одном предприятии «Кока-колы». Это серьёзно удорожало продукцию и вообще не вписывалось в принципы корпорации. А выработанным с годами принципам и критериям здесь следуют неукоснительно. Вот и пришлось закрыть завод, несмотря на высокое качество продукции. Этот плюс оказался менее значимым, чем минусы, которые несла специфика сельской дислокации.

– А может, всё-таки свой вклад внёс и особый менталитет сельских жителей, для которых работа по жёстким правилам непривычна? – спрашиваю у Геннадия Васильевича Кузнецова.

– Не думаю, что это стало серьёзным аргументом. Я поначалу вынужден был избавиться от людей, которые не понимали слова «дисциплина», приходили на работу с бодуна или пытались курить в неположенном месте. Всё это быстро прекратилось, когда люди стали

дорожить хорошей работой. Основная масса приняла правила игры, диктуемые работодателем, потому что поняла, что это выгодно для них самих. На предприятии всегда поощрялся дух команды, корпоративности, постоянно проводилась учёба кадров на всех уровнях. То, что капитализм – это сплошная рыночная стихия, – ерунда. Пример «Кока-колы» говорит об обратном. Здесь всё подвергается жёсткому планированию, расчёту, подчинено определённому корпоративному алгоритму. И в этом сила американского подхода к работе.

– А ведь на предприятии давным-давно нет ни одного американца, все русские люди. Выходит, мы можем работать хорошо, если нам дать этот самый правильный алгоритм?

– Да, можем, но не работаем, потому что мешает безалаберность в организации. И наша образованность, и наш ум не раскрываются в полной мере именно из-за неумения себя организовать. В этом наша

беда. Пример «Кока-колы» – отличная школа управления для русских людей.

Доктор Емельянофф

– Правильный капитализм не такой уж жестокий, как нам когда-то внушали, и уж гораздо лучше нашего нового доморощенного, – говорит Елена Кривенко. – Моя семья, например, получила квартиру от «Кока-колы», и таких семей в селе десятки. Предприятие никогда не чуралось шефской помощи селу, ветеранам войны и труда. Оно проводит мероприятия за здоровый образ жизни, поощряет различные экологические воспитательные программы с детьми. Как управляющая делами администрации могу заявить, что за время моей работы в этой должности, пока действовал завод, только два развода было в селе. Нашим мужчинам некогда было пить. Сейчас разводов гораздо больше.

– Я работал на линии розлива, – говорит Сергей Белашов, – потом уволился. Решил, что могу попробовать свои силы в предпринимательстве. Не всё получилось, как хотел. Стал работать торговым представителем завода. Эта работа научила меня общаться с людьми. Когда пробовал куда-то устроиться, запись, что трудился на «Кока-коле», была для работодателей хорошим плюсом в мою пользу. Знаю, что всех, кто прошёл школу завода, охотно берут на любую работу, особенно связанную с розливом воды. А в Кавминводах таких заводов полно.

Сейчас Сергей работает в сельской пожарной команде, которая, кстати, создавалась при шефской помощи завода. 

Лучшей иллюстрацией ценности кокакольных кадров может служить история Виктора Емельянова. Он работал на заводе начальником цеха

производства углекислоты, который и строил при участии американской компании «Виттеманн». Когда ушёл на пенсию, компания разыскала его и предложила стать консультантом по России. Теперь за 500 долларов в месяц Виктор Андреевич консультирует по телефону предприятия, на которых установлено оборудование «Виттеманн», а частенько и выезжает на заводы в Вологду, Владикавказ и другие города. Это уже за отдельную плату. Американцы обращаются к нему уважительно: «Доктор Емельянофф». Достойная оценка знаний и опыта, полученных русским человеком в американской корпорации.

Сергей ИВАЩЕНКО,

наш соб. корр.

с. Солуно-Дмитриевское, Андроповский р-н, Ставропольский край

Фото автора

Комментарий компании

Это плановая реструктуризация 

Чем было вызвано решение закрыть производство «Кока-колы» в селе Солуно-Дмитриевское Ставропольского края, спросили мы непосредственно у компании «Кока-кола Эйч Би Си Евразия».

Отвечает Екатерина Алёшина, менеджер по внешним коммуникациям, PR и коммуникациям, Coca-Cola HBC Eurasia, центральный офис, Москва:

– Каждый год мы анализируем инфраструктуру компании «Кока-кола Хелленик», учитывая динамику социальной и экономической среды. Наша компания работает на конкурентном рынке, что требует от нас постоянных усилий по обеспечению эффективности деятельности, а также адаптации к изменяющимся условиям внешней среды. Успех нашего бизнеса очень сильно зависит от выбора решений, которые обеспечивают наиболее эффективную операционную модель.

Юг России является одним из самых важных регионов для компании в России. Чтобы соответствовать развивающемуся и сложному южному рынку, мы сделали шаги по созданию более сильной организационной структуры и сети распространения, которая объединяет ресурсы наших южных территорий.

В конце 2011 года компания «Кока-кола Хелленик» совершала плановую реструктуризацию бизнеса и перебазировала производственные базы на юге России. В соответствии с планом перенесения производства все производственные базы на юге России сегодня сосредоточены на заводах в Ростове-на-Дону и в Волжском.

Завод в Солуно-Дмитриевском переклассифицирован в центр доставки компании и предоставляет компании логистический сервис на юге России.

Деятельность компании «Кока-кола Хелленик» продолжает развиваться на юге России, где мы продолжаем действовать как ответственный работодатель и гражданин.
Выразить свое отношение: 
Вы проголосовали 'вниз'.
Рубрика: Общество
Газета: Газета Крестьянин