Герой России Константин Тимерман: «В первый момент думал, что ногу оторвало»

 «За мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга в Северо-Кавказском регионе, присвоить звание Героя Российской Федерации подполковнику Тимерману Константину Анатольевичу», - говорится в Указе президента России. «Несмотря на полученные ранения, этот бесстрашный офицер не покинул поля боя, продолжал сражаться с превосходящими силами противника», - объяснил свое решение Дмитрий Медведев.

 Подполковник, чьё имя теперь знает вся Россия, вторую неделю находится на излечении в Ростове. И всё это время окружной военный госпиталь переживает паломничество журналистов: все хотят услышать о подвиге миротворцев из первых уст. Повышенное внимание явно смущает Константина Анатольевича, но на вопросы очередной группы газетчиков отвечает по-военному чётко, по-командирски конкретно.

- Ну что о себе: родился в Новокузнецке Кемеровской области. Военным мечтал быть всегда, поэтому сразу же после школы поступил в Новосибирское высшее общевойсковое командное училище. По распределению попал в 205 стрелковую бригаду на должность командира гранатометного взвода. Дальше служба. Довелось наводить конституционный порядок сначала в Дагестане, потом в Чечне. После гибели возле Грозного командира роты принял командование на себя. Командовал танковой батареей, мотострелковым батальоном. С декабря 2007 года - командир батальона в составе полка, который в мае по плану замены приступил в Цхинвали к исполнению миротворческой миссии. Ну, а дальше вы знаете…

 В общих чертах - да. Полтора суток удерживал батальон натиск тяжелой артиллерии превосходящих грузинских сил. Было уничтожено 6 танков, 4 бронированных машины, около 50 человек живой силы, 6 боевиков командир истребил лично.

 «Насколько хорошо работала разведка? Грузины действовали на поражение? Как проявили себя ребята? Большие ли были потери?…»

Подполковник рассказывает спокойно, хотя видно - воспоминания даются нелегко. Признался: по телевизору старается не смотреть передачи об этой очень короткой, но очень жестокой войне.

 - В принципе, уже часов с четырёх я знал, что противник стягивает у границы большие наступательные силы. С учётом этого расставил подразделения на постах и заставах, чтобы перекрыть возможное нападение грузинских войск. Обстрел начался затемно. В 6.20 восьмого августа шквальный огонь открыли по батарее, в 8 часов меня ранило, погиб командир взвода разведчиков старший лейтенант Сергей Шевелев, несколько человек были контужены. Солдаты вели себя геройски. Действовали слаженно, вытаскивали раненных из-под пуль. Я думал, будет хуже.

Казармы загорелись не сразу. К ним примыкал продуктовый склад - пожар пошёл оттуда. Когда основные наши объекты были уничтожены, я принял решение вывести батальон. У нас оставалось 15-20 минут, чтобы под прикрытием естественной задымлённости уйти по ложбине. Местность, на счастье, оказалась удачно разделена лощиной. Если бы мы остались ещё хотя бы на час, всех бы уничтожили. Грузины однозначно действовали на поражение.

 В прессе уже публиковались потери - пятнадцать человек из двухсот. Но сам подполковник Тимерман цифр пока не называет. Ещё ведутся подсчёты - в машинах сгорали целые экипажи. «Да сколько бы ни было погибших - для меня это большие потери», - с горечью говорит комбат. Комбат-батяня, как зовут его бойцы.

 Познакомившись поближе, лечащий врач Тимермана Анатолий Челах, возглавляющий хирургическое отделение, с уважением отзывается о своём пациенте:

- Абсолютно ничего для себя не требует, не ставит себя выше других. Всё время тревожится о подчинённых. Хотя рана очень сложная. Несмотря на то, что кость не была задета, но фактически полтора суток, будучи раненым, командир не покидал свой пост.

 - В первый момент я думал, что ногу оторвало, - вспоминает Константин Анатольевич. - Ребята оттащили меня в сторонку, санинструктор разрезал штанину; понять, что там, было сложно, я попытался пошевелить пальцем, убедился, что кость и сухожилия целы; вырвало большой кусок мышцы. После перевязки и наложения жгута пришлось переобуться в кроссовки, в ботинках ходить я не мог.

 Как рассказывает герой, за эти двое суток в памяти не раз всплывало, со всеми интонациями, отцовское подбадривание: «Ты же мужик!». Отец, простой сварщик, сыновей воспитывал строго, учил брать ответственность на себя, отстаивать справедливость.

 И в школе, и на воинской службе Константин дружил со спортом, занимался борьбой, рукопашным боем. Кандидат в мастера по войсковому спортивному комплексу, первый разряд по лыжам, серьезно занимался бегом и очень многими видами по чуть-чуть. Таким же примером, как для него отец, Тимерман хочет стать для их с Юлей трёхлетнего малыша Эдуарда. И мечтает выполнить «программу отца», который всегда любил повторять: «Один сын - не сын, два сына - полсына, а три сына - вот это сын». Пока что это в долгосрочных планах. А в ближайших - долечить ногу и «в батальон надо возвращаться. Куча работы, куча работы. Солдаты ждут меня».

Выразить свое отношение: 
Вы проголосовали 'Вверх'.
Рубрика: Персона
Газета: Газета Крестьянин