Кадастр раздора

Череда судебных исков, вооружённое нападение и десятки миллионов рублей упущенной выгоды – итог борьбы за землю в Зерноградском районе

Пока правительство и президент отчитываются об успехах сельского хозяйства, в хуторе Гуляй-Борисовка зарастает бурьяном 180 га плодородной пашни, а владельцам паёв тем временем нечем кормить домашний скот.

Как соседи стали врагами

Попробуем вкратце пересказать эту драматическую историю. Началась она в 2015 году, когда у СХП «Мечётинское» стал подходить к концу срок аренды паёв. В Зерноградском районе земля золотая: стоимость пая (9,1 га) составляет 1,2 млн рублей. Между арендаторами – высокая конкуренция. За аренду земли здесь дают в год до шести тонн зерна, плюс мука, масло, сахар, оплата налогов.

Часть пайщиков, как водится, пожелала забрать свои наделы из управления СХП и распорядиться по своему усмотрению: кто захотел сдать в аренду фермерам, а кто решил сам обрабатывать. Выделяться пришлось из общего массива площадью 3 130 га. Площадь вновь выделяемых земель составила 800 га. Казалось бы, гуляй конём, межуй поля как хочешь! Но земля земле рознь. На каких-то полях больше чернозёма или глины, где-то технике мешают опоры ЛЭП или нет подъезда к полю.

Как поделить участки справедливо? Чтобы избежать конфликтов, пайщики и фермеры собрались в администрации и договорились о том, кто какой участок возьмёт.

Протокол собрания от 21 сентября 2015 года подписали все присутствовавшие, кроме фермера Егора Князькова. Он ещё до собрания успел подать в газету «Донской маяк» пять извещений о выделе земельных участков.

– Его мать работала землеустроителем в этом же СХП «Мечётинское». Когда мы приходили к ней с заявлениями о выделе земли, она отправляла нас ждать 1 октября, когда закончится срок аренды. В то же время её сын уже подавал извещения в газету, – вспоминает один из пайщиков. – Когда мы спросили его, почему он лезет вперёд всех землю оформлять, он отвечал, мол, законы знать надо.

Князьков претендовал почти на половину из выделяемых 800 га. То, как он хотел выделить два участка, вызывало возражение у остальных пайщиков и фермеров. Об этом они официально заявили в орган кадастрового учёта.

– Мы просили рассудить нас нейтрального человека, заслуженного агронома России и главного агронома СХП «Мечётинский» Владимира Корнеева. Он долгие годы работал на этой земле и хорошо знал особенности каждого участка. Маленьким фермерам он распределил маленькие поля с отдельным подъездом, фермерам покрупнее, как Князьков, – участки побольше, – вспоминает агроном ООО СХП «Восход» Виктор Дьяченко. – Но Князькова это не устроило, он, не отказываясь от предложенных ему больших полей, претендовал и на маленькие.

Егор Князьков объясняет свои мотивы так: первым из общего земельного массива начало выделяться СХП «Мечётинское». При межевании кадастровый инженер оставлял широкие полосы вдоль лесных насаждений. В результате, по оценке Князькова, до 30 га могут выбыть из общего пользования и кто-то из пайщиков останется без земли. Поскорее начать межевание его попросили пайщики. 

Если это действительно так, участникам конфликта следовало бы объединиться и обжаловать межевание СХП «Мечётинское». Вместо этого они развернули между собой тихую бумажную войну: череду публикаций новых извещений и новых возражений с обеих сторон. В селе разыгрывались нешуточные страсти, соседи становились врагами. 

«Молотом» в спину

Наверное, противостояние на страницах газет могло продолжаться бесконечно, если бы фермер Егор Князьков не сделал неожиданный ход и не опубликовал своё извещение в газете «Молот».

Дело в том, что публиковать извещения о выделе земли в соответствии с областными законами от 22.07.2003 № 19-ЗС и от 29.12.2003 № 85-ЗС имеют право не все издания. На уровне области это газета «Наше время», на уровне районов – ещё ряд изданий. Пайщики совсем не ожидали такого подвоха, для них это было как удар в спину: объявления в «Молоте» никто не просматривал, тем более что извещение Князькова было опубликовано под заголовком «Информация» и размещено между другими заметками.

Так получилось, что на эти публикации не было подано возражений в 30-дневный срок. В результате Князькову по публикации в «Молоте» удалось поставить на кадастровый учёт два спорных участка, а потом – 23 декабря 2015 года – зарегистрировать на них право общей долевой собственности.

Весной Князьков засеял оформленную землю подсолнечником. А участок земли, который, по общему решению пайщиков и фермеров, должен был перейти Князькову, начал зарастать бурьяном.

Несогласные выделом Князькова пайщики обратились в районный суд. Рассмотрение дела заняло несколько месяцев, ждали экспертизу межевого дела. Выяснилось, что кадастровый инженер Белик составил межевой план для Князькова с нарушениями. А главное – извещение в газете «Молот» нелегитимно. Осенью 2016 года Зерноградский районный суд выносит неожиданное для Князькова решение: отменить право собственности на участки. Но вот парадокс: решение суда ничего не изменило в земельном споре. 

«Землёй не пользуюсь, а налог плачу»

В ходе земельного противостояния на материнский участок несколько раз накладывался арест. В итоге никто из пайщиков и фермеров не мог выделить себе землю. Никто из них не может даже пойти работать на свободный участок, который зарастает бурьяном, потому что это может считаться самозахватом.

Виталий Лола хотел стать фермером, но не может получить свою землю

46-летний Виталий Лола с 13 лет начал работать в местном колхозе, а потом – в СХП «Мечётинское». Был механизатором, потом разнорабочим. В 2015 году, когда подошёл к концу договор аренды, Виталий Михайлович решил объединить четыре пая (свой, матери, отца и дядьки) и стать фермером. Мотив простой: дочь заканчивает школу, хочет поступать в медицинский университет, нужны деньги на проживание в Ростове.

Но из-за спора все планы рухнули: второй год семья вынуждена жить на пенсию мамы Виталия, которая всю жизнь работала на тракторе в колхозе и получает сейчас девять тысяч рублей в месяц. 

– Держу две коровы, и вот как получается: вроде, по закону у меня есть право на 36 га земли, но я не могу им пользоваться, мне даже нечем кормить животных. Я кошу траву в балках и посадках, иногда вручную, – рассказывает Виталий Михайлович. – При этом я ещё вынужден платить земельный налог.

Сложно приходится и фермерам: Анатолий Китай-Гора рассчитывал взять из «нового» участка 18 га. Два года он не может пользоваться землёй, а за аренду пайщикам платит.

– Ну, а как, люди-то не виноваты, что здесь спорят за землю, – говорит Анатолий. – Из-за несговорчивости одного человека мы все живём как на пороховой бочке.

– После выигранного суда я купил удобрения, стал готовиться к посеву, – рассказывает Виталий Лола. – Но Князьков, несмотря на решение суда, убрал урожай подсолнечника и засеял на этих участках пшеницу. Его техника вышла на поля, мы подъехали к механизатору, спрашиваем, что ты делаешь, ведь суд уже вынес решение. На что механизатор ответил: Князьков сказал, что он это решение оспорит.

В свою очередь, Егор Князьков возражает: решение суда вынесено 7 октября 2016, а сеять он закончил 5 октября. 

– Если бы я знал заранее о таком решении суда, конечно же, не стал бы сеять – ведь это огромые риски, – утверждает Егор Князьков.

Он пытался оспорить решение Зерноградского суда, но это ему не удалось: 21 февраля 2017 года апелляционная инстанция оставила решение в силе. Кроме отмены права собственности на участки судья пришёл к выводу, что группа Князькова необоснованно препятствовала остальным пайщикам в выделе земли, подавая возражения на извещения.

Судья вынес решение установить границы и размеры участков согласно межевым планам, принятым на общем собрании. Но никто и представить себе не мог, чем «аукнется» это решение суда.

Стрельба в чистом поле

Селяне вспоминают, что, проиграв апелляцию, Князьков стал подавать новые иски. Например, о том, чтобы ему разрешили вырастить и убрать урожай на засеянных участках – в этом суд отказал. 14 марта в администрации поселения состоялось собрание, на котором фермеры пытались договориться с Князьковым, предлагали ему равноценный обмен землями, денежную компенсацию за посевы. Князьков отказался, стал собирать своих пайщиков на митинги, рассказывать, что у них отбирают землю.

В свою очередь, Князьков утверждает, что он предлагал фермерам свои условия обмена, чтобы ближние и дальние земли были распределены между ними поровну. Но те не согласны.

12 апреля фермеры сделали очередную попытку договориться с Князьковым: позвонили, предложили встретиться. Князьков, по их словам, ответил в грубой форме, угрожал поджечь хаты, скирды и технику. Заявление об угрозах фермеры написали в полицию. Кульминация случилась 29 апреля. 

– У людей кончилось терпение. Фермеры сели на тракторы и выехали на участки, которые по решению суда уже должны были принадлежать им, – вспоминает Сергей Шнуров. – Князьков приехал на поле с ружьём и стал стрелять по тракторам.

Расстрелянный МТЗ-82, ремонт обошёлся фермеру в 60 тысяч рублей

Селяне уверены: лишь по счастливой случайности в вооружённом нападении не было человеческих жертв. Механизаторы, услышав звуки стрельбы, останавливали тракторы и убегали. Три трактора оказались сильно повреждены. На одном – МТЗ-82 – пробит масляный и водяной радиаторы, расширительный бачок, патрубок, капот, выбито левое смотровое стекло. Князьков стрелял из охотничьего ружья Fabarm 12 калибра. На восстановление машины у Анатолия Китай-Горы ушло более 60 тысяч рублей. Также пострадал трактор ООО СХП «Восход» и Игоря Тарареева.

Свидетели утверждают, Князьков пытался стрелять и в Виктора Дьяченко, который приехал на поле (пуля прошла всего в нескольких сантиметрах). Если бы Виктор Дьяченко, рискуя жизнью, не забрал ружьё у нападавшего и не передал его участковому, исход этой истории мог быть трагичным. В отношении Егора Князькова возбуждено уголовное дело по статьям 119 и 167 УК РФ.

Рассказывают, что после этого инцидента к пострадавшим фермерам приехал чёрный джип Land Cruiser без номеров. Мужчины крепкого телосложения угрожали фермерам физической расправой с их семьями, если они не перестанут спорить с Князьковым за землю.

Тем не менее Князьков имеет свою версию происшедшего и в заявлении в полицию, которое он написал, выглядит потерпевшим. 

– В 10 часов ночи они заехали, спилили деревья, чтобы перекрыть грунтовые дороги, и начали уничтожать посевы. Они задисковали почти 90 га пятью тракторами. С техники сняли госномера, – утверждает Егор Князьков. – Перед этим я звонил участковому и в дежурную часть, просил принять меры, ведь уничтожают мою пшеницу! Но участковый сказал, не будет ничего предпринимать. Что мне оставалось делать – я подъехал, моргаю фарами, чтобы трактор остановился, а он газу даёт. Я охотник, у меня всегда с собой ружьё. Я его заряжаю, иду. Трактор остановился, смотрю, в кабине никого нет. В колесо я побоялся стрелять – вдруг отлетит. Дробь единичка была, на утку. Стрелял в нижнюю часть радиатора.

Подъезжаю к другому трактору, говорю механизатору, что не имею к нему претензий, мол, убегай. Простреливаю радиатор и еду дальше.

Егор Князьков утверждает, что Виктор Дьяченко забрал у него ружьё, избил и стрелял в него. Что он три километра потом возвращался домой пешком в одном ботинке. Надеемся, следователи восстановят объективную картину ночного происшествия.

Решение суда исполнить невозможно

И всё же угрозы, страсти, вооружённое нападение – не главное в этой истории. Главное, что до сих пор вызывает недоумение юристов: почему ситуация вышла из-под государственного контроля и не находит правового решения? Есть ли риск того, что земельные конфликты, аналогичные Гуляй-Борисовскому, могут возникать повсеместно? 

Решение суда, согласно которому земля должна быть поставлена на кадастровый учёт в соответствии с протоколом собрания, вступило в силу (хотя Князьков в настоящее время обратился в кассационную инстанцию). Но Росреестр отказывается регистрировать землю по-новому.

Ольга Газалова, начальник межмуниципального отдела Росреестра по Егорлыкскому, Зерноградскому и Кагальницкому отделу, сообщает, что в ЕГРП имеется запрет на совершение регистрационных действий на основании определения Зерноградского районного суда от 24 мая. В то же время отсутствие ограничений на регистрацию участков подтверждают выписки из ЕГРП и справка, выданная Федеральной службой судебных приставов.

Ситуацию в Гуляй-Борисовке обсуждали на совещании в управлении Росреестра по Ростовской области. Со слов участников совещания, руководитель управления Пётр Галунов заявил, что судьи никогда не были специалистами в вопросах землеустройства. Он предложил участникам конфликта, невзирая на решение суда, вновь сесть за стол переговоров. В обоснование своего предложения Пётр Галунов высказал опасение, что из-за ошибок в межевании в «материнском» участке впоследствии может не хватить земли для других пайщиков.

Примечательно, что точных данных о том, сколько земли не хватает в исходном массиве, представитель Росреестра предоставить не смог. Также как и сведений о том, есть ли там свободная земля...

Вероятно, правовую оценку этой ситуации можно выразить словами президента на последней «Прямой линии»: «Проблема главная заключается в том, что нет нормального кадастра». Хаос в системе государственного учёта земель и нежелание чиновников наводить во всём этом порядок – вот что становится сегодня главным препятствием для развития экономики сельского хозяйства. 

Но жители Гуляй-Борисовки не унывают: они намерены подать в суд на работников Росреестра за неисполнение решения суда и потребовать возмещения расходов, сумма которых уже приближается к сотне миллионов рублей.

Инга СЫСОЕВА

Выразить свое отношение: 
Вы проголосовали 'Вверх'.
Рубрика: Сельское хозяйствоЗакон
Газета: Газета Крестьянин