«Сказать по-нашему, мы выпили немного...»

Российские алкоголики глазами врача-психиатра

На вопросы "Крестьянина" отвечает врач-психиатр высшей категории, доцент кафедры психиатрии и наркологии РГМУ, кандидат медицинских наук Алексей Перехов.

«А гадость пьют из экономии, хоть поутру - да на свои». «И если б водку гнать не из опилок, то что б нам было с пяти бутылок!» Эти чеканные формулировки особенностей российского пьянства давно стали пословицами. А их автор, ушедший в самом расцвете - не без помощи сорокоградусной, любим народом больше любого другого поэта. За то, что «ни единою буквой не лгал», а писал всё, как есть. В том числе и о том, как и отчего в России пьют дворники и академики, селяне и горожане, старые и молодые…

- Алексей Яковлевич, в быту слова «алкоголик» и «пьяница» не сильно различаются - оба ругательные. А есть ли чёткие критерии у медиков?

- Да. Различают употребление алкоголя, злоупотребление и болезнь - алкоголизм. Пока нет зависимости от наркотика - нет и болезни. А зависимость начинается, когда не человек руководит приёмом алкоголя, а алкоголь руководит поведением человека. Кстати, по воздействию на организм алкоголь совершенно не отличается от других наркотиков. В арабских странах наши туристы рискуют угодить в тюрьму за провоз десяти бутылок водки, у нас же действуют жёсткие законы против сравнительно слабого наркотика - марихуаны. Всё дело - в разных национальных традициях.

- А как понять, когда злоупотребление переходит в болезнь?

- На первой стадии алкоголизма возникает психическая зависимость от наркотика - человек навязчиво думает о спиртном. Но пока ещё может бороться с собой: не пьёт на работе, за рулём и т. д. А когда наконец он выпивает, то выясняется, что прежняя доза уже не даёт того эффекта и нужно её увеличивать. Меняются формы опьянения: раньше под влиянием алкоголя человек веселел, а теперь он становится драчливым. Или рыдает оттого, что «жить не хочется». С тех пор как возникла зависимость, опьянение больше никогда не будет приятным.

Человек начинает забывать, с кем и что он пил…

- А разве такое не может случиться со здоровым человеком? Как говорится, всякое бывает…

- Безусловно. Но у человека, который просто случайно «перебрал», такое будет один раз, а у алкоголика - регулярно. Кстати, иногда считают, что опохмеление - признак алкоголизма. Это не совсем так. Если человек выпил лишнего, а наутро, в выходной, опохмелился, ничего хорошего в этом, конечно, нет. Но один раз - это ещё не болезнь. А постоянное опохмеление - уже да. Ещё важный момент: на первой стадии алкоголизма начинает пропадать рвотный рефлекс - организм уже не стремится очиститься от токсинов.

На первой стадии ещё можно бросить пить самому. Но если человек этого не сделает, наступает вторая.

Через какое время это случится, зависит от наследственной предрасположенности, возраста, пола, от ситуации, от того, что человек пьёт. Крепкий мужчина может находиться в первой стадии лет пять-десять. У женщин первая стадия в два-три раза короче: в женском организме меньше алкогольрасщепляющего фермента. У детей же всё происходит стремительно. Недавно мы смотрели мальчика, который начал пить в восемь лет: первая стадия у него длилась всего четыре месяца.

Типичный алкоголик второй стадии - Афоня из фильма Георгия Данелия. Когда трезвый - замечательный человек, мастер - золотые руки. Но когда выпьет…

На второй стадии наступает физическая зависимость. Алкоголь принимают как лекарство. Не для «кайфа» - а для того, чтобы не было так плохо. Начинается ежедневное пьянство или, что ещё хуже, - запои. Дозы увеличиваются. Помню пациента, который ежедневно выпивал полтора литра коньяка. А другая женщина не могла выпить больше бутылки шампанского, но этого ей хватало, чтобы напиться, что называется, «в хлам».

- Можно ли бросить пить на второй стадии?

- Без лечения - очень маловероятно. Хотя я видел такие случаи. Но для этого должно произойти что-то шоковое. Например, когда по вине пьяного человека происходит трагедия с кем-то из его близких, он может бросить пить - если ещё не деградировал окончательно.

И, наконец, третья стадия - это полная деградация. Слабоумие, психозы, тяжёлые соматические заболевания… Алкоголик третьей стадии - это обычно бомж, которого все осуждают.

- В чём главная причина - наследственность, дурное воспитание?

- Прежде всего, алкоголиком невозможно стать без генетической предрасположенности. Второе - это особенности беременности и родов у матери. Если у младенца хоть чуть-чуть повреждён мозг, это может в дальнейшем подтолкнуть человека к алкоголизму. Плюс воспитание. Если человек живёт, скажем, в семье баптистов или мусульман, то его предрасположенность к алкоголизму вряд ли проявится.

- Пьёт российская деревня. Пьют и люди так называемых «творческих профессий» - актёры, музыканты... Внешне это выглядит очень по-разному. А по сути?

- Как ни странно, многие из пьющих селян не являются алкоголиками. Человек может пить всю жизнь, но, повторяю, если у него нет предрасположенности, то алкоголиком он не станет. Отчего пьют в селе? От безысходности, от безделья, от низкой культуры… Наконец, просто от непонимания, что можно жить без алкоголя.

- Но если человек, встав утром, первым делом тянется за бутылкой...

- Скорее всего, он алкоголик - но не обязательно. Если насильно отобрать у него бутылку, он будет злиться, ему будет скучно, но не более того. Если же отобрать бутылку у алкоголика, он пойдёт на всё: выпрыгнет из окна, украдёт деньги.

В творческой же среде бытует мнение, что алкоголь помогает творчеству. Но алкоголь не относится к наркотикам, подстёгивающим творческие способности: он снижает концентрацию внимания. А это мешает не только водить автомобиль, но и писать музыку или картины.

Если человеку лучше творится под влиянием алкоголя, значит, он уже болен. Характерный пример описан в книге Марины Влади «Владимир, или Прерванный полёт». У Высоцкого срочный заказ, а он пьёт. Влади запирает его на ключ. Проходит день, два - ничего не написано: Высоцкий думает только о выпивке. В конце концов, он ломает дверь и добывает бутылку. Выпивает немного - и пишет за ночь восемь замечательных песен. А на вторую ночь он уже ничего не пишет - у него запой. То есть алкоголь нужен ему только как лекарство - чтобы вернуться в состояние, которое было до болезни.

- «Лечение алкоголизма. Гарантия - 100 процентов» - зазывает реклама. А как на самом деле? Излечим алкоголизм или нет?

- Алкоголизм так же неизлечим, как гипертония или диабет. И в ближайшие годы вряд ли стоит ожидать прорыва. Но и гипертоники, и диабетики могут вести практически нормальную жизнь - если соблюдают необходимые ограничения и принимают нужные препараты. То же и с больными алкоголизмом: они никогда не вылечатся полностью, но бросить пить - могут. Что же касается «стопроцентной гарантии«, то очень хорошим результатом для клиники считается, если бросил пить один пациент из пяти.

- Сможет ли «завязавший» алкоголик когда-нибудь - в далёком будущем - выпить на Новый год бокал шампанского?

- Нет, не сможет - что бы вам ни обещали в рекламе. Более того, если такой человек снова стал выпивать понемногу, «как все люди«, и держится на этом уровне, можно с уверенностью сказать, что диагноз был ошибочным. Не было у него алкоголизма, а пьянство было связано с его душевным состоянием, чаще всего - с депрессией.  

Приведу такую аналогию. У человека аллергия, допустим, на шоколад. После лечения высыпания прошли. «А можно, я теперь съем кусочек?» Пожалуйста - но аллергия вернётся.

- Правда ли, что человек, бросивший пить, рискует стать жертвой другой зависимости - например, игровой?

- Да. Механизм образования зависимости у алкоголиков и наркоманов тот же, что и у пациентов с игровой, сексуальной и некоторыми формами пищевой зависимости. Есть даже  общий термин, объединяющий эти недуги, - болезни зависимого поведения.  Сотрудник нашей кафедры Виктор Солдаткин, который работает с игроманами, выяснил: у многих из них в роду были алкоголики и наркоманы. А у многих была (либо есть) зависимость и от алкоголя тоже.

Если человек пытается избавиться от зависимости, ничем не заполнив «пустое место», то легко может впасть в другое зависимое поведение. Ведь у человека, бросившего пить,  высвобождается такая масса времени! Раньше он думал о спиртном, доставал деньги, покупал выпивку, общался с собутыльниками... А чем заняться теперь? Поэтому, если человек закодировался от алкоголя, нужно найти, чем заполнить образовавшуюся пустоту. Дети, машина, дача, литературное творчество - неважно, чем заняться, лишь бы это приносило удовольствие. Иначе велик риск сорваться уже в первые месяцы.

Впрочем, механизмы перехода с одной зависимости на другую могут быть абсолютно разными. Высоцкий, например, перешёл с алкоголя на опиаты, потому что эту зависимость легче скрыть: запаха нет, достаточно надеть тёмные очки - и мало кто заподозрит неладное. Ясно, что для актёра, регулярно выходящего на сцену, это очень важно. Кроме того, по-видимому, он считал, что таким образом он избежит и мучительного похмелья, и тяжёлых последствий для сердца и печени. Ошибался, к сожалению.

- Один из наиболее распространённых методов избавления от алкогольной зависимости - кодировка. Что это такое?

- Это гипнотическое внушение, которое является тормозом для каких-то действий: в данном случае - для приёма спиртного. Основано оно в первую очередь на страхе: человеку внушают, что если он выпьет, то ему будет очень и очень плохо. Если кодировка проведена грамотно, то, скорее всего, так оно и будет. Иногда психологическое воздействие подкрепляется лекарствами, вызывающими шоковое состояние.

Кодировка - небезупречный метод. Ведь пациент при этом играет абсолютно пассивную роль. А истинное излечение возможно только в том случае, если человек сознательно решил пересмотреть свои жизненные установки. Кодировка - это своего рода ограничитель, как правила дорожного движения для недисциплинированных водителей. В идеале, конечно, хорошо бы, чтоб люди водили машину и воздерживались от пьянства сознательно, а не под страхом наказания. Но до такого рая на земле нам ещё далеко. Для человека же, который не собирается радикально менять свою жизнь, такой «костыль«, хотя бы на год или два, может оказаться единственным выходом. Конечно, реклама, обещающая «стопроцентный результат за один сеанс», - это прямая ложь. Но алкоголики и их родственники - очень внушаемые люди. Многие верят.

- А как вы относитесь к обществам анонимных алкоголиков?

- Это не панацея, но я думаю, что на сегодняшний день это один из оптимальных вариантов психологической помощи. Программа «Двенадцать шагов» расписывает поэтапное избавление от алкогольной зависимости. Причём главное - сделать первый  шаг, то есть признать вслух своё нынешнее бессилие перед алкоголем с тем, чтобы решать эту проблему общими усилиями.

Сначала таким группам обычно помогают наркологи и психологи. Впоследствии руководители сами становятся неплохими психотерапевтами и могут работать самостоятельно.

- Говорят, что люди впадают в зависимость от занятий в таких группах...

- Да. Но лучше такая, социально приемлемая зависимость, чем алкогольная. В конце концов, у всех есть какие-то зависимости, не относящиеся к сфере наркологии: у кого-то семья и дети, а у кого-то - футбольный фанатизм.

- Сейчас в России - в том числе и в Ростовской области - организуют православные приюты для желающих бросить пить. Это поселения вдали от цивилизации (а стало быть, и от источников спиртного), где люди под руководством священников обрабатывают землю, занимаются домашним хозяйством и молятся об исцелении. Как вы относитесь к подобной идее?

- Прекрасно отношусь. Трудотерапия обычно даёт хорошие результаты. Но при этом важно, что декларируют организаторы таких приютов. Умный священник никогда не скажет:    ты у нас лечишься. Он скажет: мы тебе помогаем. Если хотя бы один из десяти их подопечных бросит пить -  да им памятник нужно ставить!

Но, конечно, это подходит только для алкоголиков первой стадии. На второй, а тем более на третьей - без врача не обойтись. Жаль только, что на первой стадии за помощью обращаются довольно редко.

- Алексей Яковлевич, сегодня нам предлагают две противоположные точки зрения на алкоголь. Одни считают, что это абсолютное зло. А другие - что в разумных дозах спиртное полезно и даже необходимо...

- Высококачественный алкоголь в небольших дозах назвать абсолютным злом нельзя. Вреден он или полезен? Смотря для кого. Скажем, кусок жареной свинины опасен для больного гастритом или диабетом, а для здорового человека - нет.

- И всё же это не самая полезная пища...

- А человек никогда не будет вести себя идеально. Алкоголь существует и будет существовать. И странно было бы отрицать, что он иногда приносит людям облегчение. Помните, у Жванецкого: “с утра по чуть-чуть - чтобы солнце побыстрей взошло”? Большинству людей небольшие дозы алкоголя дают приятные ощущения и помогают улучшить настроение, сон. Алкоголь помогает избавляться от стеснительности, знакомиться, вступать в сексуальные контакты... То есть делать легко и быстро то, для чего вообще-то нужно долго работать над собой. В этом и состоит его коварство.

- Но антиалкогольная пропаганда часто отрицает даже те очевидные вещи, о которых вы говорите...

- Лобовая контрпропаганда, к сожалению, даёт иногда обратный результат. Ещё с советских времён антиалкогольные плакаты выглядят примерно одинаково: бутылка и валяющийся рядом пьяница. Для кого это нарисовано? Для человека, больного алкоголизмом? Так он на этом плакате увидит только бутылку с надписью “водка”! Что, кстати, лишний раз спровоцирует его на выпивку.

Психологи давно установили, что фильмы, где впрямую показывают бомбёжки, массовые расстрелы и т. д., не вызывают активного протеста против войны. Наиболее эффективны издевательские комедии - вот почему Гитлер был так взбешён фильмом Чаплина “Великий диктатор”. Это общий закон: самый лучший метод - тонкое высмеивание.

Кроме того, простое запрещение никогда ещё не давало результата. Вот у нас, например, законом запрещено пить спиртное на улице. Но выйдите на Пушкинскую: гуляют наши студенты, и у всех в руках - пиво и джин-тоник. А милиция проходит мимо. Это же элементарно: запрещаете - дайте что-то взамен. А дать очень непросто. Ведь нужны недорогие бары, стадионы, бассейны... В общем, старая песня.

- Что могут сделать для спасения пьющего человека его близкие? Жена, например...

 - Жена алкоголика чаще всего сама нуждается в помощи психотерапевта. Это “женщина-мать”, которой необходим “муж-ребёнок”. За ним нужно ухаживать, нужно его ругать, а потом прощать. Когда муж напивается и бьёт её, она зовёт на помощь и взывает к его совести (что нелепо: какая совесть, когда он пьян?). Зато утром она подаёт ему рассол, жалеет его, в сотый раз предлагает бросить пить. Ей не особенно нужен секс, и от своего мужа-алкоголика она получает то, что другой мужчина ей дать не может. При этом своим поведением она неосознанно провоцирует мужа на пьянство. Я помню женщину, которая разошлась с двумя мужьями-алкоголиками. Вышла за третьего - он почти не пил, но она и его сделала алкоголиком.

- А как должна вести себя разумная жена?

- Прежде всего, если уже есть зависимость, - уговорить пойти к врачу или психологу. Если человек ещё не стал алкоголиком, можно заключить своеобразный устный контракт: например, заранее договориться, как он будет вести себя в дружеской компании. Это лучше, чем потом прилюдно отнимать у него бутылку: такие вещи унижают мужчину. И никогда не нужно выяснять отношения с пьяным: об этом все знают, но мало кто от этого удерживается.

- Общество должно помогать алкоголикам - в том числе и для того, чтобы защитить себя от них. Но есть ли реальные способы?

- В идеале нужно, чтобы пьянство стало немодным - как это (хотя бы частично) удалось с курением на Западе. Когда-то сигарета «Мальборо» была непременным атрибутом героического Джеймса Бонда. А сегодня в США курящий человек многими воспринимается как слабый, неудачник. Модными становятся спорт и здоровое питание, а процент курящих снижается.

Но у нас пока невозможно представить, чтобы пьющего человека считали неполноценным. Напротив, подозрение вызывает человек, который не пьёт. Он явно - процитирую ещё раз Жванецкого - “либо к нам заслан, либо от нас”. Классическая отговорка человека, не желающего бросать пить: “я пью как все”.

- Видимо, поэтому власти склоняются к административным мерам...

- Да, сейчас готовится закон о принудительном лечении алкоголиков. Но лечить человека от алкогольной зависимости без его желания невозможно и незаконно. Кроме того, это неизбежно приведёт к злоупотреблениям: ведь некоторые ратуют за то, чтобы вопрос о принудительном лечении решался даже без суда - на уровне участковой милиции. Конечно, в результате подобных мер на улице временно станет меньше пьяных бомжей. Но проблему в целом это не решит.

Сомнительным мне кажется и предложение ввести “антиалкогольную” цензуру в кино и на ТВ. Что тогда делать, например, с самым любимым фильмом последнего тридцатилетия “Ирония судьбы”?

- “Сухой” закон в России не сработал - как и в других странах. Может ли насаждение “культурного пьянства”, то есть умеренного пития, как-то выправить ситуацию?

- Трудно говорить о “культурном пьянстве”, когда столь распространено неумеренное потребление крепких напитков. Кроме того, человек, регулярно выпивающий “по чуть-чуть”, не знает, есть ли у него предрасположенность к алкоголизму, и не может предсказать дальнейшее развитие событий.

У нас уже есть опыт пропаганды пива: потребление пива подскочило, а потребление водки не уменьшилось. Хотя ясно, что пиво всё же лучше водки, а “культурное пьянство” - лучше некультурного.

Выразить свое отношение: 
Теги: здоровье
Рубрика: Здоровье
Газета: Газета Крестьянин