«Мне кажется, в прошлой жизни я была коноплёй»

Предпринимательница из Ростова наладила пошив одежды из конопли и выстроила вокруг неё философию всей жизни

Дороже золота, ценнее украшений

Ирина Богучарская – основательница бренда одежды из конопли Нemp and Нappy, историк по образованию, вегетарианка, жена и мама двоих детей. Четыре года назад, когда была беременна вторым ребёнком, решила, что хочет воспитывать детей на природе: купила дом в области и переехала туда из города вместе с семьёй. Героиня рассказывает, что изначально собиралась  обосноваться там, тем более что под хозяйство был большой участок – 60 соток. Но малина, которую они с мужем планировали выращивать, страдала из-за сильнейших суховеев в этом районе. «Зона экстремального земледелия», – смеётся Ирина.

Ни у неё, ни у мужа, тоже историка, в школу устроиться не получилось, и срочно нужно было найти источник заработка. Хорошо, что блага цивилизации доступны всем, и уже совсем скоро Ирина провела на дачу интернет.

– Когда я ещё не занималась бизнесом, могла проводить за компьютером весь день, общаясь с людьми. Вот и подумала: почему я сижу просто так, может, и с клиентами получится? Мы с мужем стали думать, чем занимается основное население в нашем хуторе, а это в большинстве своём женщины, которые ведут хозяйство. До этого к нам каждый день ходила одна бабушка и предлагала связать носки. После пары визитов я всё-таки сдалась, и носки мне понравились. Именно тогда пришла идея нанять мастеров, чтобы они вязали, потому что сама это делать не умею, а я бы находила покупателей и продавала, – рассказывает Богучарская.

Сначала предпринимательница думала только о носочном деле. Одной из проблем на старте стал выбор материала: эксклюзивным хлопок или даже лён не назовёшь. При этом, по словам Ирины, оба достаточно ресурсозатратные: вспомнить хоть трагедию с Аральским морем, водами которого орошали хлопковые поля и которое «превратилось в пустыню».

– Когда мне было лет 14, моя подруга ездила с родителями в Амстердам и привезла мне кошелёк из конопли, – говорит Ирина Богучарская. – Он был таким удобным и приятным на ощупь, я долго им пользовалась, пока не сломался замок. Вспомнила об этом и стала искать, что ещё делают из этого материала в России: в 2017 году, кроме продуктов питания, ничего не нашла. Была какая-то одежда, которую привозили из Китая, мирового лидера по текстилю из конопли, но её было очень мало. При этом я думала об экологичности материала, а это могла быть только растительная пряжа. Конопля, в отличие от хлопка, не энергозатратна: растёт 90 дней, её можно сажать каждый год на одном и том же месте, и она не вытягивает ресурсы из почвы, а обогащает её. Этот материал идеально подошёл под мою концепцию.

Повесив объявление в магазине – единственной точке в хуторе, где бывали все местные, она набрала целую команду из желающих попробовать вязать из конопляных нитей. Как и все материалы, Ирина заказала их через интернет: популярностью пользуются китайские, непальские и итальянские. Многим из вязальщиков было трудно привыкнуть к грубым ниткам, однако с одной женщиной Ирина всё-таки сработалась и работает до сих пор, а за три года скромного семейного дела ассортимент расширился от носков до платьев, брюк, рубашек и детских вещей.

Сейчас Ирина сотрудничает с несколькими мастерами: они и вяжут, и шьют не только из конопли, но и льна, хлопка, крапивы. При работе с поставщиками обязательно просит международный сертификат, чтобы удостовериться в том, что нитки можно без вреда переработать. Дизайном Ирина занимается сама – любит минимализм и придерживается принципа делать без вычурности «нормальные вещи», которых, по её мнению, иногда так не хватает в магазинах.

Помимо российских городов, Москвы и Санкт-Петербурга, заказы расходятся в зарубежные страны – Израиль, США, Германию, Польшу, Беларусь. На сайте Нemp and Нappy цены самые разные: от 1,2 тыс. руб. за шапку до 14 тыс. за платье из крапивы. На вопрос, что привлекает людей  покупать такую дорогую продукцию, Ирина перечисляет:

– Одежда из конопли сохраняет оптимальную температуру тела человека и летом, и зимой, обладает сильными бактерицидными свойствами – на ней не могут жить бактерии пневмонии, стафилококка. Китайцы, которые, кстати, переодевают свою армию в конопляную форму, проводили исследование, где доказали: за сутки бактерии на одежде умирают, потому что не успевают размножаться, поэтому нет неприятного запаха. А когда приболел, можно надеть носки, пропотеть и наутро проснуться здоровым. Раньше я болела каждый месяц, тратила деньги на лекарства. Знай я об этих свойствах, купила бы носки не только за 1,5 тысячи, сколько они стоят у нас, но и за бόльшие деньги. Да, материал дорогой, но спрашивается: что есть дорого? Приведу пример: у меня нет ни одного знакомого, у которого в жизни не было бы золотых украшений. Золото есть у всех – оно что, дешёвое? Мне ценно, что я перестала болеть, это дороже украшений.

«Человек всё переиначил»

В 1987 году Горбачёв запретил в стране выращивать коноплю. За время простоя оборудование заржавело, не стало специалистов-инженеров, которые могли бы с ним справиться, были утрачены актуальные технологии. При этом, согласно законодательству России, содержание ТГК (того самого психотропного вещества) в технической конопле совсем мизерное – 0,1% против 15-20% в наркотической. Отрасль требует больших вложений, и многие бизнесмены не считают целесообразным вкладывать деньги в дорогостоящее зарубежное оборудование. Кроме того, спустя четыре урожая концентрация ТГК вырастает на десятую, а это уже незаконно, и нужно  сажать коноплю в другом месте.

Муж Ирины помогает ей в бизнесе, хотя это не основная его деятельность: перематывает мотки, возит их мастерам

Однако с недавнего времени Минсельхоз стал помогать предпринимателям субсидией – так, по словам Ирины Богучарской, в Иванове запустили первый завод полного цикла по переработке конопли на текстиль, его поддержали рублём – в 1,5 млрд. Любопытно, что специально для них «Ростсельмаш» сделал коноплеуборочный комбайн – он уже работает в полях. Символично и то, что деревня, в которой разместился завод, называется Конопляново – это её историческое название.

– К сожалению, сегодня нет массового спроса на органически чистую одежду в России – люди думают о том, чтобы купить подешевле да побольше, – с  уловимой горечью объясняет Ирина Богучарская. – При этом никто не задумывается о здоровье будущих поколений: та же синтетика очень вредна для тела, в ней нет циркуляции воздуха. Она делается из нефти, а нефть нужна земле – для неё это как масло, смазка, а мы выкачиваем её.

Эксплуатируем этот бедный хлопок, высушиваем водоёмы. Всё, что мы используем в быту из пластика, нефти, можно сделать из конопли: например, Генри Форд создал автомобиль Model-T из конопляного корпуса, он прочнее стали и ездил на конопляном биодизеле.

Ирина, как любой человек, влюблённый в своё дело, убеждает в пользе этой культуры и другими фактами: Библия Гутенберга XV века дошла до нас в сохранном виде как раз благодаря конопляной бумаге.

– Мы одно время делали такую бумагу сами, но без машинной переработки она получилась толстоватой. А если бы это пустили в производство, мы бы не губили ради того, что можно делать из конопли, лёгкие нашей планеты – деревья, которые растут долго. Не многие знают, но коноплю применяют даже в долларовых купюрах: в её волокнах больше целлюлозы, чем в дереве, поэтому бумага почти не желтеет от времени.

Но главная проблема в развитии конопляной промышленности в России – хоть пищевой, хоть текстильной – не столько в строгом законодательстве и дороговизне оборудования. Героиня считает: всего за 30 лет, за которые погибла эта отрасль, у людей в сознании закрепилось, что конопля – это зло.

Hemp and Нappy выпускают не только одежду из крапивы, конопли и льна, но и косметические средства

– Когда мы стоим на ярмарке с табличкой «Всё из конопли», всегда подходят, хихикают. Мы начинаем объяснять, что это серьёзная тема и производством из конопли занимались ещё наши предки. У меня даже есть книга времён Российской империи, где даются отчёты по сдаче сельскохозяйственных культур – конопли, льна. Когда я объясняю это всё людям, как вам сейчас, у них включается «родовая память», я это так называю. Люди меняются в лице, вспоминают, что их деды занимались верёвками, и я вижу, что им уже не до смеха, а до грусти оттого, что происходит с этой сферой сейчас. От нашей стойки отходят уже другие люди.
И всё же куда без надежды на лучшее? Ирина поясняет: маленькими шажками можно восстановить утерянную сферу.

Дом Ирины в хуторе Дубовой

– Вы будете удивлены, но это МВД в 2010 году инициировало закон, который разрешает выращивать технические сорта. Потому что техническая конопля сильнее нетехнической: первая переопыляет вторую, и та тоже становится технической. Для целей министерства, чтобы варварски её не сжигать, это идеальный вариант. Мне вообще кажется что в прошлой жизни я была коноплёй, потому что когда коноплю сжигают, мне больно на это смотреть – будто моих родственников пытают. Это растение приносит столько пользы, а человек всё переиначил.

Сейчас в России действует Агропромышленная ассоциация коноплеводов, в ней около 80 человек. Все в равной степени интересуются этой темой: одни производят продукты питания, другие – развивают, как Ирина, текстильный бизнес. Активно сотрудничает сообщество и с Ассоциацией кулинаров: с подачи первой организации сети ресторанов стали добавлять в меню блюда из конопляных ядер. Но, как подчёркивает предпринимательница, 80 человек – это капля в море, и этому направлению придётся ещё долго развиваться. Конкуренции в этой сфере тоже пока нет. Других предпринимателей и коллег по цеху Ирина называет «единомышленниками» и говорит: пока, в сложной начальной стадии, нужно не соперничать, а продвигать друг друга.

– Мне кажется, многие не хотят этим заниматься в том числе из-за недостатка информации – не знают, что это такое и как это круто. На нефти можно сделать деньги намного быстрее, но как это скажется на дальнейших поколениях – никто не задумывается. Я делаю то, что могу – делюсь информацией. Выбрала сектор одежды, потому что такие вещи – органичные, безвредные и стильные – нужны мне, моему мужу и детям. Потом увидели, какие они классные, и подумали: почему бы не предложить кому-то ещё? 

Маргарита Шеховцова
х. Дубовой, 
Белокалитвинский р-н,
Ростовская область
Фото автора и из архива И. Богучарской

Выразить свое отношение: 
Вы проголосовали 'Вверх'.
Рубрика: Общество
Газета: Газета Крестьянин