Надо ли сечь редакторов?

Иногда это полезно, утверждает создатель «Музея прессы» в городе Задонске

Решил всё-таки вырваться из ковидных тисков на свободу и съездил в Липецкую область в город Задонск, где мои корни по материнской линии. Маленький городок, где всего лишь десять тысяч жителей, оставил хорошее впечатление. Здесь находится знаменитый Рождество-Богородицкий монастырь, настоятелем которого был причисленный к лику святых Тихон Задонский, в окрестностях города ещё два монастыря со святыми источниками. Словом, это та самая русская провинция, где «потихоньку живёт работящий народ, по-простому, по-русски, по-нашему».

Гулял с родственницей Ирой, которая родилась и выучилась здесь, а теперь вот москвичка. Показывала мне тихие улочки, по которым когда-то ходила в школу, рассказывала, что знает, об истории городка. Вдруг видим: часть стены здания с надписью «Дом быта» расписана явно не по тематике, да ещё и какие-то скульптуры над крылечком. «Музей прессы “Антресоль”», – гласит вывеска. Ну как не зайти?

На энтузиазме

– Вообще-то музей закрыт, – говорит открывший нам дверь седовласый господин, в котором Ирина узнала отца своей одноклассницы. 
Та, кстати, сейчас работает главным редактором районной газеты. А Александр Иванович Косякин всю жизнь проработал журналистом. Был редактором районки, а сейчас трудится собкором «Липецкой газеты», будучи уже пенсионером. Создать музей прессы – это его идея, которую поддержали в редакции. Поначалу «Липецкая газета» была учредителем музея, как-то финансировала его создание и содержание. Но постепенно из-за финансовых трудностей учредители охладели к своему детищу, и музей держится исключительно на энтузиазме его директора Александра Косякина. Узнав, что мы коллеги, Александр Иванович разрешил зайти в музей и провёл коротенькую экскурсию.

В музее представлена история газетного дела и вообще жизнь общества, отражённая в прессе, на протяжении двух веков. Экспозиция настолько насыщенная, что мне даже показалось, есть некий перебор. Тут представлены реальные предметы издательского дела, старые газеты, например «Задонский листок» – первая местная газета, вышедшая в 1901 году. А есть и инсталляции, автором которых является сам Косякин. Он даже ваяет из гипса фигуры людей, создавая жанровые сценки из прошлой жизни. В музее отражены события как российской истории, так и мировой. Например, есть номер журнала «Шарли Эбдо» с той самой карикатурой на пророка, после публикации которой был совершён жестокий террористический акт. Есть экспозиция, посвящённая событиям на Майдане. Даже можно посмотреть печеньки, которыми подкармливала протестующих Нуланд. Правда, экспозицию приходится всё время обновлять, так как печенье охотно поедает музейная крыса. 

У музея не прослеживается какая-то идеологическая приверженность. Его создатель верен основному принципу журналистики – информировать общественность, а она уж пусть сама делает вводы.

«Ты почто меня обидел?»

Вот стоит дядечка интеллигентного вида со спущенными штанами.

– Это редактор газеты, которого каждый критикуемый мечтал бы высечь, – поясняет Александр Иванович. – И таких во все времена было предостаточно.

Косякин рассказывает реальную историю, как к редактору «Задонского листка» пришёл купец.

– Ты почто меня опозорил, написав, что лавка была закрыта неделю. У меня ж причина…

И раскритикованный показал объявление: «Лавка закрыта, у хозяина до времени запой».

– Ну, тогда другое дело, – согласился редактор, – промашка вышла…

– А вообще, редакторов, как и всех журналистов, иногда надо бы сечь для профилактики, чтоб не звездились, – пошутил Косякин. – Это ещё Чехов рекомендовал.

Есть в музее серьёзные экспозиции, от которых мороз по коже. Это время политических репрессий, борьбы с церковью. Например, кадры из фильма, как в Задонске вскрывали саркофаг с мощами Тихона Задонского. Оказалось, что это была инсценировка. Как сегодня сказали бы – фейк.

– Посмотрите в глазок, – предлагает Косякин, подводя меня к двери, похожей на тюремную, – это настоящая дверь. А там следователь шьёт дело очередному врагу народа.

Посмотрел. Там гипсовые люди, весьма похожие на реальных. Мурашки пробежали по спине. А рядом на колючей проволоке висят фотографии писателей, журналистов, репрессированных в 1930-е годы.

Экспозиция, посвящённая Великой Отечественной, начинается с записи голоса Левитана, сообщившего о нападении Германии на Советский Союз. Плакаты того времени, призывающие подняться на борьбу с врагом, газетные вырезки, рассказывающие о подвигах задонцев на фронтах, и многое другое.

Другое время – 1990-е годы. Время надежд и разочарований. Вот агитационные листовки с программой преобразований Бориса Ельцина и его обещанием лечь на рельсы в случае их невыполнения. А рядом кусок рельсы, обагрённый бутафорской кровью. Большинство из обещанного не выполнил, но и на рельсы не лёг…

Вот в этой иронии, которая присутствует во многих экспозициях музея, думается, и есть основное его достоинство. В ней заключено примиряющее начало, без которого мы обречены на конфронтацию, оценивая по-разному нашу трудную и трагическую историю. 

Сергей ИВАЩЕНКО
г. Задонск – г. Ставрополь
Фото автора 

Выразить свое отношение: 
Вы проголосовали 'вниз'.
Рубрика: Общество
Газета: Газета Крестьянин